Страница:L. N. Tolstoy. All in 90 volumes. Volume 24.pdf/245

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана

из людей судить другого? Ведь судящий должен видеть, что хорошо и что дурно, но как же ему видеть, что хорошо, что дурно, когда он сам судит, т. е. хочет мстить и наказывать; он тем самым, что судит, уже утверждает зло, и потому, если он судит, то он сам слепой, который хочет вести слепого. Так выходит для каждого.

Для всех же выходит то, что, во-1-х, если он судит, то и его будут судить, а во-2-х, то, что он думал исправлять, учить, а сам только портит и развращает. Хорошо! Он учит, наказывает. Но ведь ученик может выучиться только тому, что знает учитель. Учитель учит тому, что надо людям мстить. Этому самому и выучится ученик.

Так учат люди других наказаниям, и так-то всё глубже и глубже идут во тьму. Они говорят, что они делают это для блага. Убивают! Не может убийство произойти от доброго желания; как не может вырасти дурной плод на добром дереве, и как с доброго дерева получается хороший плод, так и от доброго человека не может отродиться месть и наказание. И потому, если они наказывают, — не верьте, что они добры. Вот смысл этого места.

А вот как толкует церковь (Толк. Еванг.):

Не противься злу: злому действию, причиняемому не добрым или злым человеком; а так как виновник зла диавол, то под злом можно разуметь здесь диавола, действующего посредством человека, наносящего обиду. И так ужели диаволу не должно противиться? Должно, но не так, а как повелел спаситель, т. е. с готовностью терпеть зло. Сим образом ты действительно победишь лукавого (Злат., Феоф.).

Кто ударит тебя: чувство любви и кротости, которое на обиду ответствует готовностью принять новую обиду, неправильную притязательность удовлетворяет сугубо и готово дать просящему, есть отличительный признак усовершившихся в духе христианского закона.

Но само собою разумеется, что все эти заповеди о терпении обид, об отречении от возмездия, как направленные, собственно, против иудейской любомстительности, не исключают не только общественных мер к ограничению зла и наказанию делающих зло, но и частных, личных усилий и забот каждого человека о ненарушимости правды, о вразумлении обидчиков, о прекращении для злонамеренных возможности вредить другим, ибо иначе самые духовные законы спасителя по-иудейски обратились бы только в букву, могущую послужить к успехам зла и подавлению добродетели. Любовь христианская должна быть подобна любви Божией, но любовь Божия ограничивает и наказывает зло, и любовь христианина должна терпеть зло только в той мepe, в какой оно считается более или менее безвредным для славы Божией и для спасения ближнего;

243