Страница:L. N. Tolstoy. All in 90 volumes. Volume 24.pdf/390

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана

церковной кафедры, что богач был человек бессердечный, ибо он позволил бедняку умереть в нищете у ворот своего дома; можно добавить, что ст. 30 слишком поздно говорит о раскаянии. Но никоим образом нельзя отрицать, что по евангельскому повествованию в том виде, в каком мы его имеем, единственной добродетелью Лазаря было то, что он был крайне беден. Ни слова не сказано, чтобы отстранить ту мысль, что бедность его зависела от его поведения, как это обыкновенно бывает на свете в девяти случаях из десяти; ни единым словом не упомянуто о каких-либо нравственных качествах, которыми он обладал бы в своей бедности. Почему он вошел в рай — неизвестно, и с нравственной точки зрения истолкователи принуждены бывают дополнять рассказ, чтобы устранить эту трудность. Приходят к заключению, будто в глазах Иисуса бедность сама по себе была преимуществом, а богатство — невыгодой, в виду конечной цели земной жизни, и в пользу такого вывода можно бы было привести немало подходящих мест ив Евангелия. Однако нас не удовлетворило бы такое объяснение.

3. Трудность, на которую мы наталкиваемся здесь, ничем не отличается от той, которую мы старались устранить в предшествующем рассказе. Отнюдь не должно упускать из виду, что Иисус и в этом случае останавливает мысль не на идее воздаяния, которую мы склонны бываем предполагать в его рассказе, а на другой истине, которую мы обыкновенно оставляем без внимания: на необходимости своевременно позаботиться о загробной жизни, располагая земными благами. О ком, собственно, говорит Иисус, так это — о богаче; Лазарь является совсем второстепенной личностью, — вернее, является только лишь для того, чтобы более оттенить главную личность. Его личность выделяется в картине не более личности любого из пяти братьев. Так вот, чтобы позаботиться о будущем, человек достаточно наставлен: у него есть Моисей и пророки. Если он их не хочет слушать, то он не послушает и воскресших. Иисус знал по опыту, что даже чудес недостаточно для того, чтобы преодолеть злую волю. Вы богаты: так пользуйтесь вашим богатством но для одного только своего удовольствия, но и для общего блага; нуждающиеся — у ваших дверей. Что они не все в равной мере заслуживают помощи, это — дело второстепенное. В наше время подобный принцип несравненно более важен и более плодотворен, чем когда бы то ни было; непосредственная подача милостыни всего чаще бывает бесплодной, не будучи уже единственным средством проявления милосердия. Притча эта, между прочим, является единственной, в которой выдуманное лицо обозначено собственным именем. Это заставило некоторых думать, что в ней идет речь об истинном происшествии.

Добросовестность Рейса и глупость его здесь замечательно освещают дело. Он наивно говорит: «La difficulté est...»[1] он бы мог прибавить, что ту же difficulté[2] он старался устранить и в Нагорной проповеди и во многих других местах. Его удивляет,

  1. [«Трудность, на которую мы наталкиваемся здесь...»]
  2. [трудность]
388