Страница:L. N. Tolstoy. All in 90 volumes. Volume 24.pdf/408

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана

и к наукам, и ко всему. И потому, во-1-х, веру никак не ухватишь и не всунешь в историческую корзиночку, а и всунешь, так нечего с ней делать, потому что о государственном строе можно судить только по тому строю, который я считаю наилучшим, и об образовании и о законах можно судить только по тем, которые я считаю лучшими, так и о религии можно что-нибудь сказать только потому, что я знаю наилучшую, а никто не знает такой.

И вдруг оказывается, что историк говорит, что веры никакой нет теперь, а была прежде, а вера — основа жизни, т. е. историк признается, что он, собственно, не знает, в чем смысл жизни, и потому пропадает и смысл того, что он говорил прежде о другом — и все игрушки сгорели.

Но историки не видят этого, а пренаивно, не зная никакой настоящей религии, судят о религии, о том, из чего вытекает жизнь людская, на основании маленьких проявлений общественной жизни, т. е. государственной, экономической и других.

Так Штраус критикует всё учение Христа, потому что жизнь немецкая расстроится, а он к ней привык

Штраус (стр. 622):

Нельзя не признать, что в том образце, который явил нам Иисус в своем учении и в своей жизни, кое-что было лишь воспроизведением народных понятий, многое лишь слегка обрисовывалось, многое едва только намечалось. Вполне развито в нем было лишь всё то, что касалось любви к Богу и к ближнему, чистоты сердца и личной жизни. Даже жизнь семьи у бывшего бессемейным учителя уже отступает на задний план; к государству его отношение представляется чисто пассивным; к промышленной деятельности, к добыванию средств к жизни он не только сам по себе, из-за своего призвания питает отвращение, но относится явно враждебно, а всё прочее, что касается искусства, красоты и наслаждения жизнью, всецело остается вне его кругозора. И следует признать, потому что этого нельзя не признать, что это существенные пробелы, что мы встречаемся здесь с некоторой односторонностью, которая отчасти обусловливалась своеобразными особенностями в жизни Иисуса. И не того рода эти пробелы, чтобы отсутствовало лишь доведение известного правила поведения до конца, при наличности самого правила; отсутствует прежде всего правильное понятие, особенно в отношении государства, промышленной деятельности и искусства, и было бы совсем безнадежной затеей пытаться представить себе деятельность людей как граждан, стремление к расширению и украшению жизни, пользуясь промышленностью и искусством, — исходя из предписаний или примера Иисуса. В этом случае требовалось некоторое добавление, исходящее от других народностей и вытекающее из других условий времени и состояний образования, и таким добавлением

406