Страница:L. N. Tolstoy. All in 90 volumes. Volume 24.pdf/673

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана


Читатель предчувствует неминуемую катастрофу. И вот новый горизонт неожиданно открывается перед его глазами; перспектива, еще на минуту вполне идеальная и пророческая, дает ему возможность усмотреть позади дела, повидимому половинчатого, если не потерянного, славное завоевание языческого мира, ту награду, блестящую и лучезарную, которая вскоре заставит забыть сопротивление, столь же жалкое, сколь злобное, иудейского мира. И завоевание это, можно сказать, представлялось само собою; апостолы Христа даже и не думали о нем. Более того. Когда обнаружились первые признаки этого движения, как бы внушенного провидением и почти чудесного, ученики с трудом поняли его, они колебались примкнуть к нему, советовались друг с другом и с какой-то рабской робостью обратились к самому учителю, спрашивая, как им быть. И в этом не было ничего исключительного; тут сказался самый дух событий, с такой ясностью переданных в Деяниях; в этом выразилась, в сущности, вся апостольская история. Как всегда, скупой на слова, автор немногими чертами набрасывает эту программу будущего, исполнения которой он сам был свидетелем еще до написания своей книги. И это не его вина, если его толкователи, видя лишь внешнее, запутались в дебрях грубо-буквального толкования, сбитые с толку недомолвками в тексте, и тем меньше понимали сущность идеи, тем больше вдавались в раскапывание мелочей. (Мы не будем касаться здесь басни о посольстве царя эдесского Абгара, передаваемой Евсевием и повторяемой любителями легенд.)

И вот лишь только мы встанем на эту точку зрения, давая себе отчет в природе повествования, как нам уже станет легко уловить внутренний смысл в словах Иисуса, которые это повествование представляет с известной выпуклостью. Завоевание мира, под которым надо понимать завоевание языческого мира, обусловливается предварительной смертью Спасителя. Именно она даст толчок к этому победоносному шествию Евангелия, всё еще обещанному, но пока еще столь мало выполненному, и она прежде всего будет прославлением отца и сына, исполнившего дело отца. Здесь опять на историю возлагается обязанность оправдать утверждения нашего текста. Однако если наш автор нуждался в известном жизненном опыте для того, чтобы проникнуться этой истиной, то Иисус, по свидетельству самих синоптиков, предвидел и предсказал великие предназначения своего евангелия, зависящие от этого условия, хотя он не признавал своевременным приниматься тотчас же и непосредственно за их осуществление и даже не склонял к тому учеников. Как нетрудно заметить, идея прославления сына человеческого ставится здесь в близкую связь с расширением его дела или его влияния в мире; и вот почему образ пшеничного зерна избирается здесь предпочтительно пред каким-либо другим. Это зерно может сохраняться в своем естественном состоянии неопределенно долгое время, но оно будет оставаться тем, что оно есть, одиноким и предоставленным самому себе, пока не придет в соприкосновение с сырою землею. Плодородие его зависит от его смерти, — другими словами, от преобразования, при котором животворящий зародыш освобождается от своей оболочки. Этот образ делает понятным парадоксальное выражение о смерти, рассматриваемой как условие жизни, или, точнее, о смерти, рассматриваемой как условие сообщаемой другим жизни.

671