Страница:L. N. Tolstoy. All in 90 volumes. Volume 24.pdf/719

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана


ПРИМЕЧАНИЯ

1) Слова эти обыкновенно преспокойно переводятся «в доме отца моего обителей много». Фраза эта принимается за метафору (ни к чему не нужную); следующие слова: «если бы это было не так, я сказал бы вам», принимаются за утверждение истины, и речь идет дальше, принимая отрицание за утверждение и вообще лишая всякого смысла и связи первые 3 стиха.

Вот что говорит церковь (Толк. Ев. Ин., стр. 469):

В доме отца моего обителей много: речь, очевидно, иносказательная. Образ заимствован от великолепных царских палат восточного царя, в которых много покоев не только для царей и наследников трона, но и для всех, столь многочисленных на востоке, при особых условиях семейной жизни, царских детей; или, может быть, от храма Иерусалимского, как дома отца небесного на земле, в пристройках которого также много было отдельных помещений (обителей). Под образом этого дома со многими обителями разумеется известное состояние, именно состояние славы господа во славе отца его небесного, к участию в каковой славе будут призваны со временем и ученики господа, к которым обращена речь. Это состояние славы будет проявляться, конечно, и в определенном месте, где Бог особенным образом являет свое присутствие и свою славу, и где господь Иисус пребывает во славе со своим прославленным телом, т. е. на небесах.

Обителей много: «достаточно для того, чтобы поместить вас всех». Не только один Петр пойдет за господом, но и все ученики, и для всех будет достаточно обителей, потому что их много. Слово много не означает здесь различия между обителями в том смысле, как будто бы господь указывал сим разные степени блаженства на небесах, а означает только число их великое (учение о разных степенях блаженства основывается на других местах новозаветных книг, напр., 1 Кор. 15, 39 и др.).

Если бы не так, я сказал бы вам: уверение новое, что это действительно так, что он им истину говорит, чтобы не смущалось сердце их.
Рейс и вовсе обходит всю трудность и говорит вот что (Нов. Зав., ч. VI, стр. 279):

Первый довод утешения заключается в обещании, что разлука между учителем и учениками не продолжится вечно. В назначенное время он вернется к ним, чтобы взять их туда, куда он уходит отныне и где он хочет приготовить им место. В какое же это время? Большинство толкователей признают за него преставление мира, конечное пришествие Христа, всеобщее воскресение. Мы не будем останавливаться на этой мысли; предшествующий текст (XI, 24) уже показал нам, что с точки зрения иоанновского богословия тут не было бы достаточного утешения. И более того. Везде, на всем протяжении этой речи, выражение я приду относится к событиям или делам, которые никоим образом нельзя относить ко времени

717