Страница:L. N. Tolstoy. All in 90 volumes. Volume 38.pdf/596

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана

переписаны Маковицким. На автографе сверху пометка Толстого: «передъ Душаномъ», после текста его же пометка зеленым карандашом: «Слѣдуетъ Душанъ». Пагинация Толстого: 1—3. Тут же копия с этого автографа рукой Д. П. Маковицкого, с авторской правкой. Пагинация Маковицкого: 1/а и 2/а. Далее — 4 листа, написанные рукой Маковицкого, с его пагинацией 1—4 (начинается: «В книге Массарыка»...). Есть небольшая авторская правка. Это — расшифрованная Маковицким его запись под диктовку, сделанная при помощи чешских и др. букв. Эти листы Толстой, повидимому, и называет именем Маковицкого — «Душан». Далее — еще автограф (третий почтовый лист), начинающийся: «Но скажут...» (пагинация 1—2), с отметкой Толстого: «Послѣ Душана». Он тоже переписан Маковицким (есть авторская правка), с пометкой: «Конец». Начало: ...«Жизнь наша не только дурна, но ужасна»... Конец: «...не дѣлая имъ того, чего себѣ не хочешь».

Из этой рукописи печатаем вариант № 6.

№ 8. Машинопись — остатки копии с № 7. 5 лл. писчей бумаги. Много авторской правки и новый автограф конца. На л. 4 почти вся страница отмечена к пропуску.

На обложке красным карандашом рукой Толстого: «О самоубийств[ах]».

Помещаем из этой рукописи вариант № 8.

№ 9. Машинопись и новые автографы — копии с № 8 и прибавления. 11 л. разного формата (из них 5 — автографы). На последнем листе автографа — начало гл. VII.

№ 10. Машинопись — копия с № 9 и листы, перешедшие из более ранних копий, 19 лл. разного формата, с новой авторской правкой, вставками и пр. Среди этих листов — 2 папиросной бумаги (ремингтон), на которых переписан текст письма Толстого о самоубийстве. 1900 г. к З. М. Любчинской, использованный для главы II. Много авторской правки.

Отсюда берем вариант № 10.

№ 11. Машинописные и рукописные листы — частью копия с № 10, частью листы, перешедшие из № 6 (рукой В. Ф. Булгакова), один лист рукой А. Л. Толстой, 31 лист. Среди них — 3 листа машинописи, с отметкой А. Л. Толстой: «Из записной книжки» (начало — «Отсутствие всякого религиозного понимания жизни»...). Много авторской правки.

Отсюда публикуем варианты №№ 7 и 11.

№ 12. Машинопись и новые автографы-вставки. 44 лл. разного формата. В качестве главы VI вложен машинописный экземпляр «Номера газеты» с небольшой авторской правкой. Первый полный текст статьи.

На обложке (желтой плотной бумаги) рукой Толстого: «О безуміи» и французский эпиграф (см. в тексте).

Сохранились кроме того пустые обложки, в которых ранее лежали рукописи:

1) Рукой А. Л. Толстой: «Черновые о самоубийстве. 30 Июня 10 г.»

2) Рукой А. Л. Толстой: «Черновые о безумии. 2 Июля 10 г.»

Имеется ряд черновых записей статьи «О безумии» в Дневнике и Записных книжках 1910 г., опубликованных в т. 58, стр.: 47—49, 55—56, 90—91, 165, 176—178, 202.

————
«ДОБАВЛЕНИЕ К ДОКЛАДУ НА КОНГРЕСС МИРА».

23 мая 1910 г. Толстой получил от доктора словесности Ж. Бергмана (J. Bergman), секретаря организационного комитета Международного конгресса мира, созыв которого намечался в Стокгольме на 1—6 августа (нового стиля) 1910 г., приглашение прибыть на конгресс. Через некоторое время это же приглашение повторил барон Карл Карлсон Бонд (Carl Carlson Bonde). Получив это приглашение, Толстой, как записал он в Дневнике 19 июля, написал «ядовитую статью в Конгресс мира» (см. т. 58. стр. 80). 20 июля Толстой, как записано в Дневнике, «поправлял добавление в Конгресс» (см. там же, стр. 81).

Статья осталась неоконченной и неотправленной и публикуется в настоящем издании впервые.

В Рукописном отделении ГТМ (AЧ, папка 139) хранятся следующие рукописи «Добавления к конгрессу мира»:

№ 1. Автограф. 3 лл. писчей бумаги: 2 лл. — 4° и один лист — 5°. Текст на обеих сторонах. Начало: «Вы ⟨спрашиваете меня⟩ желаете, чтобы я участвовалъ выраженіемъ»...; конец: «...силы на то, въ чемъ онъ свободенъ, на то чтобы...» Наверху л. 1 рукой В. Ф. Булгакова (карандашом): «Конгрессу мира в Стокгольме 19 июля 1910». Той же рукой пагинация карандашом: 1—6. На л. 2 — написанный рукой Д. П. Маковицкого текст письма «Чешским соколам в Москву». Толстой этот текст вычеркнул и заполнил автографом.

№ 2. Машинопись — копия с № 1. 4 лл. писчей бумаги 4°. Много авторской правки. Оборот л. 3 заполнен новым автографом. Текст полный. Начало: «Вы желаете, чтобы я участвовалъ выраженіемъ...»; конец: «...скрывающими отъ насъ нашу развращенность, жестокость и порочность».

№ 3. Машинопись — копия с № 2. 3 лл. папиросной бумаги формата развернутого почтового листа. Два слоя поправок Толстого: 1) карандашом, 2) чернилами. Под текстом машинная дата: «20 июля 10 года. Ясная Поляна». Текст полный. Начало: «Вы желаете, чтобы я участвовалъ ⟨выраженіемъ...⟩»; конец: «съ готовностью ⟨по волѣ такихъ⟩ къ убійству и самое убійство ближняго». На обороте л. 3 рукой Толстого (лиловым карандашом): вчерашнія письма карты. Чернилами: И переписать добавл.

————
[ВОСПОМИНАНИЯ О Н. Я. ГРОТЕ.]
ИСТОРИЯ ПИСАНИЯ.

Знакомство Толстого с Николаем Яковлевичем Гротом (1852—1899) относится к 1886 году, когда Грот занял кафедру философии в Московском университете. Еще до этого личного знакомства Грот (живший тогда в Одессе) прислал Толстому свою книжку о Джордано Бруно: «Очень хорошо (писал об этом Толстой Н. Страхову 31 марта 1885 г.). — Мне и Грот нравится. Я не знаю его, но он писал мне. Какого вы о нем мнения?» («Толстой и о Толстом», сборник второй, изд. Толстовского музея. М. 1926, стр. 47). К этому времени относится радикальная перемена в воззрениях Грота на философию, особенно сблизившая его с Толстым: он отходит от позитивизма, на основе которого были построены его первые работы, и начинает разрабатывать область метафизики (см. его вступительную лекцию в Московском университете «К вопросу об истинных задачах философии»). В феврале 1887 г. Толстой слушал доклад Грота о свободе воли на заседании Московского психологического общества, а в мае того же года писал H. Н. Страхову: «Грота вы напрасно не любите. Если его сравнивать с Соловьевым, то оба одинаково легкомысленные; но Грот свободен и ищет истину везде, а Соловьев спутан и не может уже искать истины нигде, кроме (простите меня) в загаженном уголку церкви. — Соловьев талантливее, это правда, но Грот шире образован. Так мне кажется» («Толстой и о Толстом», сборник третий, стр. 52). Знакомство Толстого с Н. Я. Гротом скоро перешло в дружбу, которая связывала их до самой смерти Грота. Они вели деятельную переписку на философские и религиозные темы (см. в книге «Н. Я. Грот в очерках, воспоминаниях и письмах», СПБ. 1911). По просьбе Толстого Грот держал корректуры его книги «О жизни», а в журнале «Вопросы философии и психологии», редактором которого был Грот, Толстой напечатал несколько своих статей, в том числе «Что такое искусство?»

В 1910 г. Константин Яковлевич Грот, брат Николая Яковлевича, решил выпустить сборник его памяти и просил Толстого дать в этом сборнике его письма к Н. Я. Гроту. Затем в письме от 1 сентября 1910 г. К. Я. Грот просил Толстого дополнительно написать несколько «слов-воспоминаний» о брате (см. в т. 82).

587