Страница:L. N. Tolstoy. All in 90 volumes. Volume 46.pdf/114

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана

Вай да да дай! ваим берчиръ арджемажеръ и хунде

Аяй аиай ай, чье крымское ружье виситъ у насъ на стѣнѣ

еина хащ хунъ? хо лахо воучу гюрджи еле еина.

зачѣмъ его принесли, знаешь ли?[1] Пришелъ тебя сватать

груз[инскій] Князь, онъ и принесъ его. —

Са нана сеидегуо теце еуцо ассайна лахна буисинахъ де денъ

кантъ. —

Матушка! не[2] лежитъ къ нему сердце; я сама себѣ сыскала

такого молодца, который изъ ночи день дѣлаетъ. —

Вададай баба ваимберчире гюрджиндаріи и хунда

— — — — матушка, Тифлисскій канаусъ на стѣнѣ зачѣмъ онъ[3]

диана хамхунъ. хаехунвоучу. — Ка те да аишике

здѣсь виситъ? — Тотъ, кто тебя сватаетъ тотъ и принесъ.

Суонца віèза Гюржиехъ іохушъ даріешъ кіеханкантъ

Я не люблю тѣхъ жениховъ к[отор]ые ѣздютъ въ Грузію за

товаромъ,

Са нана сеигуртеха маяка со хайна езахъ.

Матушка! ежели ты меня любишь, не губи ты мою голову.[4]

Буисанахъ дедина кантъ виа юёлчъ, маршъ.

К[отор]ый ночь днемъ дѣлаетъ, пришелъ ко мнѣ. Прощай,

сила сонана дука кереахсо со хунце юада марія. —

Матушка [много][5] ты меня стращала, теперь я иду зa мужъ. —

Дала мукало хунцихъ со сай куртень іокху ееле. —

Слава Богу — теперь вышла моя голова на волю. —

5 Февраля 1852 (Николаевка — ѣду въ отрядѣ). Я[6] равнодушенъ къ жизни, въ к[отор]ой слишкомъ мало испыталъ счастія, чтобы любить ее; поэтому не боюсь смерти. — Не боюсь и страданій; но боюсь, что не съумѣю хорошо перенести страданій и смерти. — Я не совершенно спокоенъ; и замѣчаю это потому, что перехожу отъ однаго расположенія духа и взгляда на м[ногія] положенія къ другому. Странно, что мой

  1. Зачеркнуто: Кто
  2. Зачеркнуто: принимаетъ мое
  3. Зачеркнуто: сюда принесъ
  4. Зачеркнуто: Искемри кантъ вна оцеюа вахайты оцеканти книика
  5. Это слово покрыто чернильным пятном и не может быть разобрано. Восстанавливается гипотетически.
  6. Зачеркнуто: хладнокрове
90