Страница:L. N. Tolstoy. All in 90 volumes. Volume 46.pdf/383

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана
Марьи Николаевны, по словам которой «в доме Толстых ее очень любили и отличали от других, потому что, при богатом внутреннем содержании, Зинаида Модестовна была жива, остроумна, с большим юмором» (Н. Г. Молоствов и П. А. Сергеенко. «Лев Толстой». Критико-биографическое исследование. Спб. 1909—1910, стр. 101—102). Встречаясь с Толстым на балах, она видимо интересовалась им. Затем вторично Толстой увидел ее, когда заезжал в Казань, по дороге на Кавказ в мае 1851 г.; ей было тогда около 22 лет. Вскоре после этого она стала невестой Николая Васильевича Тиле, за которого вышла замуж в июле 1852 г. при очень тяжелых обстоятельствах: только что скончалась ее любимая сестра, Елизавета Модестовна, невеста А. С. Оголина, о котором Толстой упоминает в своем дневнике 20 мая 1851 г. (см. прим. 312); жених в то же время едва оправился от тифа, после которого был неузнаваем и даже на время совсем потерял память. В течение своей дальнейшей жизни Зинаида Модестовна всегда стремилась приносить пользу, где могла. Много занималась сиротскими домами и устроила таковой у себя в деревне, была первой председательницей «Благотворительного дамского общества» в Казани. В то же время была заботливой и нежной матерью. В первые годы замужества она перенесла тяжелую болезнь, после которой на всю жизнь осталась очень болезненной.

Племянник ее, известный писатель и агроном А. П. Мертваго рассказывает о ней в своей статье «Первая любовь Толстого» («Утро России», 1911, 12 июня, № 134): «Зинаида Модестовна была двоюродной сестрой моей матери, и потому мне, со времени начала литературной известности Льва Николаевича, приходилось слышать много раз об его юношеском увлечении. Среди многочисленного цветника молодежи женского пола казанского «общества» сороковых годов Зинаида Модестовна должна была привлечь к себе внимание Левушки Толстого. Она была не из самых красивых, но отличалась миловидностью и грацией. Она была умна и остроумна. Ее наблюдения над людьми всегда проникнуты были юмором, в то же время она была добра, деликатна по природе и всегда мечтательно настроена. Когда через два года Лев Николаевич решил ехать на Кавказ, он выбрал дальний путь на Казань, и конечно не старик дядя (Юшков) был причиной такого выбора пути.

В 1885 году З. М. Тиле прожила зиму в Москве. Здесь же гостила (у своей дочери) Ек. Дм. Загоскина, у которой бывал Лев Николаевич.

— Отчего вы, тетя Зина, не возобновите знакомства с Толстым? — спросил я как-то Зинаиду Модестовну.

— Зачем? Я его знаю и ценю, каков он есть, по тому, что он пишет. Он же, если помнит меня, то помнит меня молодой, какой я была 35 лет тому назад. Зачем же я буду подменять ему это хорошее представление видом некрасивой, толстой старухи...

В конце 1902 г. [описка: должно быть — 1900. Ред.] я был проездом в Москве и, так как в эту зиму в Тульской губ. был опять неурожай, то я решился попытаться получить статью о голоде у Л. Н. Толстого для журнала «Хозяин»... Я прошел в его комнату и поражен был видом сидевшего

361