Страница:L. N. Tolstoy. All in 90 volumes. Volume 46.pdf/387

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана
из Старогладковской от 16 сентября 1854 г.: «Старый Изегрим (есть молодой: приехал из корпуса брат Сулимовского) решительно переменился, я говорю не шутя. Он по-прежнему со взводом в Старом Юрте, и некая Гиремунда так овладела сердцем Изегрима, что он из волка обратился в ягненка: водки не пьет, при разговоре так приятно ухмыляется и делает такие ловкие и грациозные движения, так что если бы король Нобль знал об его успехах, то непременно потребовал бы к двору и сделал первым придворным». (Письмо не опубликовано, подлинник в АТБ — Изегрим, Гиремунда, король Нобль — действующие лица в сатирической поэме Гёте «Рейнеке-лис». Изегрим — волк, Гиремунда — волчица, король Нобль — лев.) М. И. Сулимовский упоминается под своей фамилией в «Рубке леса» (гл. VIII).

395 872. писать роман — «Четыре эпохи развития».

25 августа. Стр. 87.

396 877. Алексеев, — Н. П. Алексеев, о котором см. прим. 318.

397 8712. Садо, — Садо Мисербиев, чеченец, кунак Толстого. Садо родился, жил и умер (летом 1901 г.) в Старом Юрте. Позднее он служил прапорщиком милиции в Старом Юрте и переводчиком у начальника Шатоевского округа, полковника Ипполитова. В письме к Т. А. Ергольской от 6 января 1852 г. Толстой писал ей: «Нужно вам сказать, что недалеко от лагеря [в Старом Юрте] есть аул, где живут чеченцы. Молодой малый чеченец Садо приезжал в лагерь и играл; он не знал ни счета, ни записи и были мерзавцы офицеры, которые его надували. Поэтому я никогда не играл против него, отговаривал его играть, говоря, что его надувают, и предложил ему играть за него. Он был мне страшно благодарен за это... Садо позвал меня к себе и предложил быть его кунаком... Отец его человек зажиточный, но деньги у него закопаны и он сыну не дает ни копейки. Чтобы раздобыть денег, сын выкрадывает у врага коня или корову, рискует иногда двадцать раз своей жизнью, чтобы своровать вещь, не стоящую и 10 р., делает он это не из корысти, а из удали. — Самый ловкий вор пользуется большим почетом и зовется «джигит», молодец. У Садо иногда до 1000 р. сер., а то ни копейки. После моего посещения я подарил ему Николинькины серебряные часы, и мы сделались закадычными друзьями. — Часто он мне доказывал свою преданность, подвергая себя разным опасностям для меня; у них это считается за ничто, это стало привычкой и удовольствием. Когда я уехал из Старого Юрта, а Николинька там остался, Садо приходил к нему каждый день и говорил, что скучает и не знает, что делать без меня. Узнав из моего письма к Николиньке, что моя лошадь заболела, и что я прошу подыскать мне другую в Старом Юрте, Садо явился ко мне и привел мне своего коня, которого он настоял, чтобы я взял... Вчера вечером я обдумывал свои денежные дела и свои долги... Сегодня утром я получаю письмо от Николиньки... он мне пишет: «Наднях был у меня Садо, он выиграл у Кноринга твои векселя и привез их мне. Он так был доволен этому выигрышу, так счастлив и так много меня

365