Страница:L. N. Tolstoy. All in 90 volumes. Volume 46.pdf/444

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана
868 1625. Едва не попался в плен, — эпизод этот подробно рассказан в «Воспоминаниях» В. А. Полторацкого («Истор. вестник» 1893, июнь, стр. 672—678).

13 июня 1853 г. Полторацкий отправился в сквозную оказию из Воздвиженской в Грозную с отрядом из двух рот Куринского полка и одной роты линейного батальона при двух орудиях. При отряде ехал и Толстой. Не доезжая несколько верст до Грозной, наскучив очевидно медленным движением пешей колонны и желая поскорее приехать в Грозную, он с чеченцем Садой и тремя другими офицерами: бароном А. Л. Розеном, Щербачевым и П. А. Полторацким, отделился от отряда. «Отъехав от колонны на сотню шагов, они условились между собою, чтобы двое из них для освещения местности ехали бы по верхнему уступу, а остальные нижнею дорогой. Только что поднялись Толстой и Садо на гребень, как увидали от Хан-Кальского леса несущуюся прямо на них толпу конных чеченцев. Не успев, по расчету времени, безнаказанно спуститься обратно, гр. Толстой сверху закричал товарищам о появлении неприятеля, а сам с Садою бросился в карьер, по гребню уступа, к крепости. Остальные внизу, не сразу поверив известию и конечно не имея возможности сами увидеть горцев, несколько минут провели в бездействии, а когда уже чеченцы (из которых человек семь отделилось в погоню за Толстым и Садою) показались на уступе и ринулись вниз, то Розен, повернув лошадь, помчался назад к колонне и счастливо достиг ее. За ним бросился и Щербачев, но казенная лошадь его скакала плохо, и чеченцы, нагнав его, ранили и выбили из седла, после чего он пешком добрался до колонны. Хуже всех оказалось положение Павла» [Полторацкого): под ним была убита лошадь, которая, падая, придавила его собою и чеченцы, утекая при виде бежавшего на выручку отряда, нанесли ему на всем скаку жестокие раны шашками по голове и открытому плечу. Тем временем «гр. Лев Толстой с татарином Садой, хотя и были очень ретиво преследуемы семью чеченцами, но благодаря быстроте коней своих, оставив им в трофей одну седельную подушку, сами целы и невредимы достигли ворот крепости».

Тот же рассказ, с несколько другими подробностями изложен в «Воспоминаниях о графе Л. Н. Толстом» С. А. Берса (Смоленск, 1893, стр. 9—10): «Мирный чеченец, Содò, с которым Лев Николаевич был дружен, купил молодую лошадь и пригласил друга проехаться с ним из крепости, где располагался тогда отряд русского войска. С ними поехали верхом еще два офицера артиллерии. Несмотря на запрещение начальством таких поездок, в виду их опасности, они ничем не вооружились, кроме шашек. Испытав свою лошадь, Содò предоставил это и другу, а сам пересел на его иноходца, который, как известно, не умеет скакать. Они были уже верстах в пяти от крепости. Неожиданно перед ними показалась группа чеченцев человек в двадцать. Чеченцы начали вынимать ружья из чехлов и разделились на две партии. Одна партия преследовала двух офицеров, поскакавших обратно в крепость, и настигла их. Один из них был изрублен, а другой попался в плен. Содó, а за ним и Лев

422