Страница:L. N. Tolstoy. All in 90 volumes. Volume 46.pdf/96

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана


разрушается[1] имъ же: слова — злорѣчіемъ — богатство — обманомъ. Основанное на добродѣт[ели] счастіе — ничѣмъ. —

Elles avaient banni de leurs conversations la médisance, qui sous une apparence de justice, dispose nécessairement le coeur à la haine ou à la fausseté; car il est impossible de ne pas hair les hommes, si on les croit méchants, et vivre avec eux, si on ne leur cache sa haine sous des dehors de bienveillance. — Ainsi la médisance nous oblige à être mal avec les autres ou avec nousmêmes.[2]

Enfin je crois la solitude tellement nécessaire au bonheur dans le monde même, qu’il me parait impossible d’y goûter un plaisir durable d’un sentiment, quel qu’il soit, ou de régler sa conduite d’après quelque principe stable, si l’on ne se fait une solitude intérieure, d’où notre opinion sorte bien rarement, et l’opinion d’autrui u’entre jamais.[3] — Pour savoir apprécier le bonheur que donnent le calme et la vertu, il faut souvent envisager le malheur que donnent le mouvement et les passions. — On jouit du bonheur dont jouit un naufragé sur une plage déserte.[4] — La vie et les livres.[5] — Parmi un grand nombre d’infortunés que j’ai essayé de ramener à la nature, je n’ai pas trouvé un seul, qui ne soit enivré de ses propres misères. Ils m’écoutaient d’abord avec attention, croyant que [je] les enseignerai à acquérir de la gloire et de la fortune; mais voyant que je ne voulais les apprendre qu’à s’en passer, ils me trouvaient moi-m[ême], misérable.[6]

  1. Зачеркнуто: несчастіемъ тщеславнымъ
  2. [Они изгнали из своих бесед злословие, под видом справедливости неизбежно располагающее человека к ненависти или к притворству; потому что невозможно не ненавидеть людей, если считаешь их злыми, и невозможно жить с ними, если не скрываешь свою ненависть под благожелательной внешностью. Ибо злословие заставляет нас быть в неправильных отношениях с другими людьми или с самими собой.]
  3. [Наконец, я считаю уединение настолько необходимым для счастья даже в светской жизни, что я бы не мог длительно наслаждаться каким бы то ни было чувством или согласовать свои поступки с каким бы то ни было постоянным принципом, если бы мне нельзя было создать себе внутреннее уединение, откуда мои собственные мнения высказывались бы лишь изредка, и куда чужие мнения совсем бы не допускались.]
  4. [Чтобы уметь ценить счастье, даваемое покоем и добродетелью, надо почаще всматриваться в те несчастья, которые происходят от подвижности и от страстей. Человек испытывает счастье, которое испытывают потерпевшие кораблекрушение на пустынном берегу.]
  5. [Жизнь и книги.]
  6. [Среди большого числа несчастных людей, которых я старался вернуть к природе, я не нашел ни одного, не опьяненного своими горестями. Сперва они внимательно слушали меня, думая, что я научу их приобрести славу и богатство, но видя, что я хочу их научить лишь обходиться без этого, они начинали считать меня самого достойным сожаления.]
73