Страница:L. N. Tolstoy. All in 90 volumes. Volume 47.pdf/431

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана
итальянского языка. Записи о них чередуются через день. Итальянским языком Толстой, очевидно, занялся в виду предполагаемой им поездки в Италию, о которой он сообщает в письме к Боткину от 10/22 февраля. В АТБ сохранилась тетрадка с упражнениями Толстого в итальянском языке, представляющими собой перевод отдельных фраз с французского на итальянский.

1501. 11428. у Волкова. — Вероятно, Матвей Степанович Волков (1802—1875), инженер-полковник, профессор Института путей сообщения, еще в конце 1830-х гг. оставивший службу и с тех пор проживавший за границей, преимущественно в Париже. Ему принадлежит целый ряд научных работ по экономическим вопросам, изданных на французском языке: «Prémisses philosophiques de l’économie naturelle des sociétés» (1843), «Opuscules sur la rente foncière» (1854), «Le salaire naturel et son rapport aux taux de l’intérêt» (1857) и др. На русском языке им изданы: «Отрывки из заграничных писем 1849—1855 гг.» (Спб. 1857) и перевод известного сочинения фон-Тюнена: «Уединенное государство в отношении к общественной экономии» (Карлсруэ, 1857). Толстой познакомился с Волковым, повидимому, через Тургенева, который был издавна знаком с ним, как с парижским жителем. Сведения о Волкове см. в «Моих воспоминаниях» барона А. И. Дельвига, т. II, М. 1911, стр. 130, 377—378, 430—438.

1502. 11428. Т[ургенев] гибнет. — Зимою 1856—1857 гг. Тургенев переживал очень тяжелый момент в своей личной жизни, сильно отражавшийся на его самочувствии и настроении. С одной стороны, состояние его здоровья было неудовлетворительно, и он, по свойственной ему мнительности, еще преувеличивал серьезность своего положения, воображая, что у него развивается каменная болезнь; а с другой стороны, в его отношениях с Виардо (о ней см. прим. 1527) наступил какой-то поворот, который также тяжело отзывался на его настроении, как это видно из его писем к друзьям: Анненкову, Боткину, Полонскому, гр. Ламберт, которым он жаловался на свою «цыганскую жизнь», на отсутствие «своего гнезда», на моральное одиночество, на переживаемый им «нравственной и физической кризис». Письма эти свидетельствуют о глубоком упадке духа, вызывавшем в нем даже сомнения в своем даровании и парализовавшем его творческие силы. Тургенев не скрывал от Толстого своего настроения и обусловливавших его причин, и Толстой несколько раз отмечает в своем Дневнике эти признания (см., например, запись от 18 февраля /2 марта). Предпринятая Тургеневым совместно с Толстым в начале марта поездка в Дижон вызвана была, главным образом, желанием Тургенева несколько развлечься, в расчете на перемены мест и впечатлений; однако, поездка не дала в этом отношении заметных результатов. Только осенью 1857 г., которую Тургенев провел в Риме, ему удалось преодолеть угнетавшее его настроение и найти выход из переживаемого им кризиса. Подробнее об этом эпизоде из биографии Тургенева см. в книге И. М. Гревса «История одной любви», М. 1928, стр. 127—150.

415