Страница:L. N. Tolstoy. All in 90 volumes. Volume 47.pdf/460

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана
прогулки и отзывался о нем и о его жене с большой теплотой: «Пущин этот — прелестный и добродушный человек. Они с женой здесь трогательно милы и я ужасно рад их соседству» (письмо к И. В. Анненкову от 22 апреля, см. т. 60). «Это лучшие люди в мире», — отзывается он о них в письме к Т. А. Ергольской от 27 апреля, а в письме к гр. А. А. Толстой от 18 августа 1857 г. (см. т. 60), называет их Филемоном и Бавкидой, намекая на их трогательную взаимную привязанность. Впрочем, от внимания Толстого не ускользнули и некоторые отрицательные черты характера Пущина, например, его склонность к хвастовству и преувеличениям (см. записи 14/26 апреля и 30 апреля/12 мая).

1668. 1249. Ма[рию] — принцессу Марью Максимилиановну. См. прим. 1661.

1669. 12410—11. Ме[щерский] — кн. Петр Иванович Мещерский (1801—1876), живший с семьей в Швейцарии. Он был женат с 1828 г., вторым браком, на Екатерине Николаевне Карамзиной (1805—1867), старшей дочери историка. В молодости он служил на военной службе, но особенной карьеры не сделал и вышел в отставку с чином подполковника. По свидетельствам современников, он уступал в смысле ума и силы характера своей жене, которая играла в семье первую роль. Поэтому в семье Мещерских господствовал культ Карамзина и карамзинских традиций, а в эпоху либеральных преобразований Александра II «салон» Е. Н. Мещерской считался одним из центров консервативной дворянской оппозиции. А. Ф. Тютчева в своих записках следующим образом характеризует ее: «Ум княгини Екатерины Николаевны был необычайно язвительный, характер цельный и страстный, столь же абсолютный в своих симпатиях, как и антипатиях, в утверждениях, как и в отрицаниях. Для нее не существовало переходных оттенков между любовью и ненавистью, на ее палитре были только эти две определенные краски» (А. Ф. Тютчева, «При дворе двух императоров. Воспоминания — Дневник», т. I. М. 1928, стр. 72). — Поселившись в Кларане, Толстой часто навещал Мещерских, живших неподалеку от него в Ле-Бассе. Отзывы о них в Дневнике двоятся: с одной стороны, они «хорошие люди» (10 апреля) и Толстой чувствует себя у них «очень приятно» (22 апреля и 14 мая), «отводит у них душу» (7 мая); с другой стороны, разница во взглядах и симпатиях, конечно, не могла не отразиться на оценке их в представлении Толстого; через два дня после знакомства он пишет о них: «Мещерские отвратительные, тупые, уверенные в своей доброте, озлобленные консерваторы» (12 апреля), «не мои люди» (16 апреля). Кроме супругов Мещерских, Толстой упоминает в Дневнике еще их дочь Екатерину Петровну и кого-то из сыновей, которого он называл «молодым Мещерским», без упоминания имени; во всяком случае это не мог быть младший из детей Мещерских, Владимир Петрович (1839—1914), известный впоследствии публицист и издатель «Гражданина», который тотчас после окончания курса в училище правоведения, весною 1857 г., поступил на службу и не мог поэтому быть зa границей (см. Мещерский, «Мои воспоминания», Спб. 1897; т. I, стр. 91); вероятно, упоминание Толстого относится к кому-либо из старших сыновей П. И.

443