Страница:L. N. Tolstoy. All in 90 volumes. Volume 47.pdf/51

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана

достигну 3-хъ цѣлей, развяжусь съ заботами хозяйства и привычками молодости, ограничу себя и развяжусь съ долгами. Написалъ нынче около листа Юности. —

20 Марта. Два дня не писалъ ничего ровно, исключая брульона письма Валерьяну и 2-хъ писемъ Некрасову. Одно — отвѣтъ на полученное отъ него нынче, въ кот[оромъ] онъ проситъ меня присылать ему статьи военныя. Приходится писать мнѣ одному.— Напишу Севастополь въ различныхъ фазахъ и идиллію офицерскаго быта. —

21 Марта. Ничего не дѣлалъ. Получилъ восхитительное письмо отъ Маши, въ которомъ она описываетъ мнѣ свое знакомство съ Тургеневымъ. Милое, славное письмо, возвысившее меня въ собственномъ мнѣніи и побуждающее къ дѣятельности. Но нынче я цѣлый день былъ морально и физически болѣнъ. 24-го идемъ въ Севастополь. —

27 Марта. 1-ый день пасхи. 3-го дня былъ въ Севастополѣ, поѣздка эта какъ то особенно пріятно удалась мнѣ, У всѣхъ нашихъ Южныхъ я видѣлъ искреннее удовольствіе видѣть меня — даже до Башибузука и Крыжановскаго. — Пріятнѣе же всего было мнѣ прочесть отзывы журналовъ о 3[апискахъ] М[аркера], отзывы самые лестные. Радостно и полезно тѣмъ, что, поджигая къ самолюбію, побуждаетъ къ дѣятельности. Послѣдняго к несчастью еще не вижу — дней 5 я строчки не написалъ Юности, хотя написалъ, началъ Севас[тополъ] днемъ и ночью и не принимался еще отвѣчать на милыя письма 2 Некр[асова], 1 Валерьяна, Маши, Николиньки, тетки. Предлагали мнѣ чрезъ Невережскаго мѣсто Старшаго Адьютанта и я, обдумавъ хорошенько, принялъ его — не знаю, что выйдетъ. — Правду говоритъ Тург[еневъ], что нашему брату литераторамъ надо однимъ чѣмъ нибудь заниматься, а въ этой должности я буду болѣе въ состояніи заниматься литературой, чѣмъ въ какой либо. Подавлю тщеславіе — желаніе чиновъ, крестовъ — это самое глупое тщеславіе, особенно для человѣка уже открывшаго свою карьеру. Я нынче ничего не дѣлалъ и поэтому должно быть въ какомъ-то странномъ холодно-злобномъ настроеніи духа. Въ Севастополь идемъ мы не 24, а 1-го Апрѣля.

28 Марта. Утромъ написалъ страницы 4 Юности, но вечеръ, исключая нѣсколькихъ словъ С[евастополя], ничего не дѣлалъ,

39