Страница:L. N. Tolstoy. All in 90 volumes. Volume 58.pdf/162

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана

что начало жизни внѣ времени. Какже отвѣчаетъ на этотъ же вопросъ наука? Самымъ наивнымъ, чтобы не сказать просто глупымъ, разсужденіемъ и сложными, многословными описаніями наблюден[iй], какъ одни предметы въ нашемъ полѣ наблюденія переходили изъ однихъ видовъ въ другіе. Она не допускаетъ и мысли о томъ, — что само собой бросается въ глаза всякому человѣку, не одуренному суевѣріемъ науки, чтò происхожденіе предметовъ и зависимость ихъ другъ отъ друга въ мірѣ вещественномъ, к[оторый] мы не можемъ себѣ представлять иначе, какъ въ безконеч[номъ] пространствѣ и безк[онечномъ] времени, никакъ не могутъ быть опредѣлены и, что занятія вопросами о зависимости и происхожд[еніи] предмет[овъ] есть самое праздное и глупое занятіе.

А между тѣмъ, эволюція есть любимое слово и понятіе научныхъ людей, совершенно, какъ пресуществленіе и т. п.

На дняхь пріѣзжалъ ко мнѣ ученый докторъ — онъ и писалъ мнѣ — съ вопросомъ о томъ, какъ изложить ясно и точно научно пониманіе смысла жизни. Я сказалъ ему, что по моему мнѣнію смыслъ жизни опредѣляется стремлен[іемъ] къ благу того невещественнаго начала, к[оторое] мы сознаемъ въ себѣ. Ученый докторъ не слушалъ меня... и перебилъ меня, сказавъ, что все это субъектив[но], а желательно объективн[ое] опредѣленіе смысла жизни. Когда я спросилъ, какой же можетъ быть объект[ивный] смыслъ жизни, онъ отвѣтилъ мнѣ словомъ эволюція.

Услыхавъ это слово, я извинился, что не могу далѣе продолжать бесѣду. Все это я пишу для того, чтобы показать на опытѣ, насколько выше самое грубое религіозное пониманіе жизни, такого же пониманія научнаго. Тамъ есть понятіе внѣвременное, внѣпространственное, неподвижное и невещественное — Богъ, к[оторое] отвѣчаетъ на всѣ не разрѣшим[ые] вопросы, стоящіе передъ человѣкомъ, отвѣчаетъ признаніемъ недоступнос[ти] для человѣка этихъ вопросовъ. Богъ сотвори[лъ] міръ и меня, собственно, значить то, ч[то] я не знаю и не могу знать, какъ произошли я и міръ, но знаю, что есмь и я, и міръ, и начало всего. Научные же люди вполнѣ увѣрены, что они знаютъ, могутъ знать и навѣрно узнаютъ, какъ произош[елъ] міръ и человѣкъ и вполнѣ увѣрены, что та доступная имъ безконечно

148