Страница:L. N. Tolstoy. All in 90 volumes. Volume 58.pdf/447

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана
901. 6833—34. Страхов об идеале христ[ианства.] Хорошо. — Какую именно свою статью читал Ф. А. Страхов, в точности не установлено. О разговоре Толстого с Страховым см. Дневник Булгакова, стр. 246.

902. 6834—35. Телеграмма из Яснойтяжело. — 22 июня в пять часов вечера на имя A. Л. Толстой была получена телеграмма из Ясной поляны от В. М. Феокритовой, следующего содержания: «Софье Андреевне сильное нервное расстройство, бессонница, плачет, пульс сто, просит телеграфировать. Варя». В. М. Феокритова в своих записках сообщает, что телеграмма эта, за исключением последних двух слов, ей продиктована Софьей Андреевной. Получив эту телеграмму, A. Л. Толстая, не желая расстраивать отца, показала ему телеграмму не сразу, а только к вечеру. Сама же С. А. Толстая в своем «Ежедневнике» 22 июня пишет: «Больна нервами и сердцем. Варвара Михайловна телеграфировала Льву Николаевичу, но он не приедет!.. Отвратительна эта старческая влюбленность в фальшивого лицемера Черткова, нашего разлучника, и я его ненавижу за это. Хочется смерти и боюсь самоубийства; по вероятно воспитаю в себе эту мысль. Невыносима жизнь с этим незаслуженным, постоянно недобрым ко мне отношением Льва Николаевича. Ох! Как я что-то страдаю! Сердце, голова, душа — всё болит»... См. следующее примечание.

23 июня, стр. 69.

903. 693. «Умоляю приехать 23». — В. М. Феокритова, находившаяся неотступно в последние дни с С. А. Толстой, продолжая свои записки (см. прим. 902) — пишет: «Когда я пришла, она спросила, не было ли телеграммы от Льва Николаевича, и где расписка от посланной? Я ей отдала. Она сама лично написала еще телеграмму и просила послать немедленно. Телеграмма вот какая: «Умоляю приехать скорей — двадцать третьего. Толстая». Опять начались стоны и ужасные упреки Льва Николаевича... Через некоторое время принесли телеграмму от Льва Николаевича: «Удобнее приехать завтра днем, телеграфируйте, если необходимо, приедем ночью». Как только она прочла телеграмму, начала рыдать, бросилась с постели и кричала: «Разве вы не видите, что это слог Черткова, он его не пускает, они хотят меня уморить, но ведь у меня есть опиум... вот он». Она побежала к шкафу и показала мне стклянку с опиумом и нашатырным спиртом и кричала, что отравится, если не приедет Лев Николаевич. — «Пошлите срочную»... Она вскочила и села к столу и написала: «Думаю, необходимо. Варя». — Зачем же вы мое имя подписали? Ведь они вас спрашивают? — «Позвольте уж ваше имя поставить, а то скажут, что я вызываю сама, и не поедут». — Ну, как хотите, сказала я».

Д. П. Маковицкий в своих Записках от 23 июня 1910 г. рассказывает: «Лев Николаевич утром ходил с телеграммой Софье Андреевне в Мещерское на почту. Телеграммы, настаивания Софьи Андреевны, ее притворство болезни его угнетали. Около полудня получен от нее ответ, чтобы сегодня приехал. А Лев Николеевич хотел пробыть до послезавтра».

Б. Ф. Булгаков, отмечая в Дневнике на стр. 245—246 получение телеграмм

428