Страница:L. N. Tolstoy. All in 90 volumes. Volume 58.pdf/512

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана
дослушав до конца. См. об этом воспоминания И. М. Диомидова «Встреча с Толстым», стр. 47, и его статья «Школьный театр в деревне» — «Вестник театра» 1919, № 4. В этой статье И. М. Диомидов, упоминая о дальнейшей судьбе крестьянских чтений, которые он устраивал в Кочетах, пишет: «Спустя несколько дней после того, народные чтения в деревне были запрещены инспекцией народных училищ и школьное помещение закрыто, а о лицах, устраивавших чтения и спектакли, по предписанию губернатора было произведено следствие местной полицией. Не малую роль в этих мероприятиях сыграло посещение школы Л. H. Толстым» (стр. 13—14).

1216. 9414. Ездил верхом. — С пасынком T. Л. Сухотиной, Ф. М. Сухотиным (Дориком). См. прим. 217.

19 августа, стр. 94.

1217. 9414. Письма ничтожные. — Сохранилось одно письмо Толстого, черновик которого написан на конверте письма Г. Грачева из Амурской области, об его стихах. См. т. 82.

1218. 9415. Не надо уступки. — Одним из поводов раздражения С. А. Толстой на В. Г. Черткова было то, что Чертков часто снимал фотографии Толстого. Софья Андреевна неоднократно просила Толстого, чтобы он запретил Черткову снимать с себя портреты. В своем «Ежедневнике» от 19 августа 1910 г. С. А. Толстая пишет: «В 8 ч. утра пришел ко мне Лев Николаевич и сказал, чтоб я не волновалась, он мне обещает: 1) не видать совсем Черткова, 2) Дневников не давать и 3) больше не позволять себя фотографировать. — «Но переписываться с ним буду, это нужно для моего дела» — прибавил Лев Николаевич».

Приводим выдержки из писем Толстого к Черткову, касающиеся этих обещаний от 14 и 20 августа 1910 г. (вечер): «Владимир Григорьевич, Прочел ваше длинное письмо и во всем согласен с вами, кроме того, что вы думаете и говорите о том стеснении своей свободы, в которое я будто бы себя поставил своим обещанием. Согласен, что обещания никому, а особенно человеку в таком положении, в каком она теперь, не следует давать, но связывает меня теперь никак не обещание (я и не считаю себя обязанным перед ней и своей совестью исполнять его), а связывает меня просто жалость, сострадание, как я это испытал особенно сильно нынче и о чем писал вам. Положение ее очень тяжелое. Никто не может этого видеть и никто так сочувствовать ему». 20 августа: «То, что я писал вам о том, что не, считаю себя связанным своими обещаниями, означает только то, что я связан ими только до тех пор, пока не взял их назад. А то, что я могу это сделать в случае неисполнения моих требований, сказано мною было вперед». См. т. 89.

1219. 9416. И писать не хочется. — В том же письме от 20 августа Толстой писал Черткову: «Я продолжаю ничего не писать. Нет охоты и сил. Только нынче в первый раз поправил Предисловие и завтра надеюсь работать над корректурами, присланными Иваном Ивановичем. Хочется и очень хочется и кажется нужно кое-что высказать, да видно, пока, а может быть и совсем, Бог не велит».

493