Страница:L. N. Tolstoy. All in 90 volumes. Volume 62.pdf/302

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана

о медиумизме. См. письмо № 229. В 1870-х гг. Вагнер задумал издавать ежемесячный научно-художественный журнал «Свет». Желая привлечь Толстого к участию в нем, он 18 октября 1876 г. написал ему длинное письмо, в котором изложил цель журнала — «при помощи тенденциозных популярно-научных рассказов и повестей» постоянно твердить обществу, что «вне науки нет рациональной, сознательной жизни, нет развития».

В 1889—1890 гг. в комедии «Плоды просвещения» Толстой высмеял профессора-спирита, в общей обрисовке которого Вагнер узнал себя и своего друга А. М. Бутлерова и написал по этому поводу резкое письмо Толстому. Толстой ответил ему письмом от 25 марта 1890 г. (см. т. 65). Этими четырьмя письмами и ограничилась переписка Толстого с Вагнером.

* 294. H. Н. Страхову.

1876 г. Ноября 12...13. Я. П.

Вы истинный друг, дорогой Николай Николаевич. Несмотря на мое молчание и молчание на важное письмо ваше,1 вы все-таки радуете меня своими письмами. Не могу выразить, как я благодарен вам за последнее, не заслуженное мною, письмо ваше.2 Чтобы объяснить и оправдать мое молчание, должен говорить о себе. Приехав из Самары и Оренбурга, вот скоро два месяца (я сделал чудесную поездку), я думал, что возьмусь за работу, окончу давящую меня работу — окончание романа — и возьмусь за новое; и вдруг вместо этого всего до сих пор ничего не сделал. Сплю духовно и не могу проснуться. Нездоровится, уныние. Отчаяние в своих силах. Что мне суждено судьбой, не знаю, но доживать жизнь без уважения к ней, а уважение к ней дается мне только известного рода трудом — мучительно. Думать даже, и к тому нет энергии. Или совсем худо, или сон перед хорошим периодом работы. Думать не могу сам, но понимать могу, особенно вас, и понял и оценил ваше первое письмо и всей душою желаю, чтобы вы окончили этот труд.3 Я перечел его несколько раз и читал Фету,4 и мы с ним поняли и одобрили ваши мысли, насколько мы их поняли. Одно, вопрос о том, чтó есть настоящее познание, невольно требует ответа.

Настоящее познание, по-моему, и я уверен, по-вашему будет так же, но вы лучше это выразите, дается сердцем, т. е. любовью. Мы знаем то, что любим, только. —

Последний вопрос ваш в нашей философской переписке был: чтò есть зло?5 Я могу ответить на него для себя. Разъяснения

290