Страница:L. N. Tolstoy. All in 90 volumes. Volume 62.pdf/429

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана

и 535—536); следующая поездка Толстого в Москву в том же году, если не считать нескольких часов, проведенных там летом проездом в самарское имение и оттуда назад, была 6 декабря, когда интерес Толстого перешел от Одоевского к семье Чернышевых.

1 Иван Сергеевич Одоевский (1769—1839) — отец декабриста Александра Ивановича Одоевского (1802—1839), генерал, помещик Владимирской губ. Наследниками его были дочери от второго брака: Софья (1828—1909), замужем за гвардии ротмистром Николаем Масловым, Мария (1833—1866), замужем за олонецким губернатором Григорием Григорьевичем Григорьевым, и Нина (р. 1836), замужем за коллежским асессором Новиковым. Толстой надеялся получить от них какие-нибудь материалы об их сводном брате-декабристе.

428. П. Н. Свистунову.

1878 г. Мая 5...6? Я. П.

Многоуважаемый Петр Николаевич!

Посылаю обратно письма Фон-Визина и замечания его жены.1 И то, и другое очень мне было интересно. Письма надо бы было переписать. Они сотрутся скоро. —

Pascal’а2 я не посылаю, потому что у меня не Fauger’a3 издание, а еще более новое Louandre,4 сделанное по Fauger’y. Кроме того, я взялся сличать оба издания, и оно мне нужно. — Если вам угодно, я пришлю.

Насчет исповеди,5 о которой вы мне говорили, я повторяю мою просьбу — дать мне ее. Простите меня за самонадеянность, но я убежден, что эту рукопись надо беречь только для того, чтобы я мог прочесть ее, в противном же случае ее надо непременно сжечь. Тысячу раз благодарю вас за вашу ласку ко мне и снисходительность; вы не поверите, какое всегда сильное и хорошее впечатление оставляет во мне каждое свидание с вами.

От всей души желаю вам здоровья и душевного спокойствия и прошу верить глубокому уважению и преданности

вашего гр. Л. Толстого.

P. S. Тетрадь замечаний Фон-Визиной я вчера прочитал невнимательно и хотел уже было ее отослать, полагая, что я всё понял, но, начав нынче опять читать ее, я был поражен высотою и глубиною этой души. Теперь она уже не интересует меня, как только характеристика известной очень высоко нравственной личности, но как прелестное выражение духовной жизни замечательной русской женщины, и я хочу еще внимательнее

417