Страница:L. N. Tolstoy. All in 90 volumes. Volume 63.pdf/371

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана

бы ни были разукрашены эти преданія, тѣ, кто писалъ ихъ испытывали тѣ же стремленія и выражали ихъ). Мало того, я по себѣ и по многимъ другимъ вижу людей на моихъ глазахъ переходившихъ отъ безчеловѣчнаго стремленія къ человѣчному. Вся исторія человѣчества — прогрессъ; въ немъ есть только уясненіе сознанія человѣчности, какъ закона, есть передвиженіе линій жизни человечества по равнодѣйствующей между двумя стремленіями по мѣрѣ уясненія сознанія закона человѣчности. Опытъ исторіи вашъ, мой и сотенъ людей, наблюдаемыхъ мною, показываетъ мнѣ, что въ человѣкѣ есть возможность сознанія законности и блага человѣчности и беззаконности и зла безчеловѣчности. Изъ этаго я не могу не сделать того вывода, что мое служеніе человѣчеству, исполненіе дѣла моей жизни (и вашей также) есть еще большее уясненіе закона человѣчности для себя и для другихъ людей, возбужденіе ихъ сознанія тѣмъ болѣе, что я къ этому чувствую непреодолимое стремленіе и на каждомъ шагу вижу благіе результаты этаго. И для такой деятельности научный, соціологическiй аппаратъ мнѣ представляется не только излишнимъ и неудобнымъ, но и положительно вреднымъ. Вреднымъ онъ мнѣ представляется потому, во первыхъ, что онъ называется научнымъ, точно также какъ церковь называется святою, только потому, что онъ не имѣетъ ничего научнаго, а весь основанъ на самыхъ произвольныхъ, ничѣмъ не доказанныхъ предположеніяхъ. Уясненія сознанія достигается прежде всего уничтоженіемъ суевѣрія. Научная же соціологія есть только суевѣріе, начиная съ человѣчества, принимаемаго за организмъ и кончая закономъ Дарвина.2 Вредно же это ученіе еще и потому, что вмѣсто того, чтобъ указывать ту прямую, которую она ведетъ къ человѣчности, сторону параллелограмма силъ, оно показываетъ равнодѣйствующую и потому еще болѣе отклоняетъ равнодѣйствующую. Вредно еще потому, что оно вноситъ сложность и хитрость туда, гдѣ все очень просто и ясно. Люди угнетенные и угнетатели не знаютъ неизмѣннаго закона (онъ скрыть отъ нихъ), о томъ, что благо для человека возможно только тогда, когда счастье его не нарушаетъ блага другихъ. Для того же, чтобы найти ту мѣрку личнаго блага, которое не нарушаетъ блага другихъ, есть только одно средство: полагать свое благо въ благѣ другихъ. Законъ жизни таковъ, что человѣкъ въ этомъ полагающій свою жизнь, получаетъ

355