Страница:L. N. Tolstoy. All in 90 volumes. Volume 63.pdf/74

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана


Во-вторых, не взыщите за то, что я уклонился от исполнения Вашего поручения. В таком важном деле всё должно делаться по вере. А, прочитав письмо Ваше, я увидел, что Ваша вера одна, а моя и церковная другая, и что наш Христос — не Ваш Христос. — Своего я знаю мужем силы и истины, исцеляющим расслабленных, а в Вашем показались мне черты расслабленного, который сам требует исцеления. Вот почему я по своей вере и не мог исполнить Ваше поручение. Душевно уважающий и преданный Вам К. Победоносцев. Петербург, 15 июня 1881 года» (Б II, стр. 176—177).

На письме Толстого К. П. Победоносцевым надписано: «Он писал, что необходимо оставить злодеев без всякого преследования».

Об отношении К. П. Победоносцева к Толстому см. также в письмах его к Александру III от 18 февраля 1887 г. и от 1 ноября 1891 г. в кн.: «Письма Победоносцева к Александру III» т. II, изд. «Новая Москва», 1926, стр. 130—134, 251—254.

42. Н. Н. Страхову.

1881 г. Марта 15? Я. П.

Дорогой Николай Николаевичъ.

Заказное письмо, которое вы получите, это письмо отъ меня къ Государю.1 Хорошо ли, дурно, но меня такъ неотвязно мучила мысль, что я обязанъ передъ своей совѣстью написать Государю то, что думаю, что я мучался недѣлю — писалъ, передѣлывалъ и вотъ посылаю письмо. Мой планъ такой: письмо къ Государю и письмо,2 которое при этомъ приложено, вы — если вы здоровы и можете, и хотите это сдѣлать, вы передадите, или лично, или хоть перешлете къ Побѣдоносцеву. Если вы увидите Побѣдоносцева, то скажите ему то, что мнѣ неловко писать, что если бы было возможно передать это письмо или мысли, которыя оно содержитъ, не называя меня, то это бы было то, чего я больше всего желаю; разумѣется, это только въ томъ случаѣ, если нѣтъ никакой опасности въ представленіи этого письма. Если же есть опасность, то я, разумѣется, прошу передать отъ моего имени.

Письмо вышло нехорошо. Я написалъ сначала проще и было хотя и длиннѣе, но было сердечнѣе, какъ говорятъ мои, и я самъ это знаю, но потомъ люди, знающіе приличія, вычеркнули многое — весь тонъ душевности изчезъ и надо было брать логичностью и оттого оно вышло сухо и даже непріятно. Ну что будетъ, то будетъ. Я знаю, что вы поможете мнѣ, и впередъ благодарю васъ и обнимаю.

Вашъ Л. Толстой.
59