Страница:L. N. Tolstoy. All in 90 volumes. Volume 71.pdf/116

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана

evidence as I feel the light of the sun. That patriotism must lead to lies, violence, murder and the loss not only of material wellbeing but of the greatest moral depravation. I am not yet discouraged and am now writing again on the same subject an article entitled «Carthago delenda est»; I will speak and write on this theme till my last breath because I think patriotism is one of the draedfullest delusions and evils of the world.

Yours truly Leo Tolstoy.

23 апреля 1898.

Дорогой Кросби,

Я думаю, что Джонс совершенно правильно поступил, отказавшись помочь в принуждении, которое было нужно для общего блага. (Принуждение и всякого рода насилия всегда необходимы для общего блага.) Сказать, что он поступил правильно, неточное выражение. Я думаю, что он поступил так потому, что не мог поступить иначе. Истинному христианину применять принуждение физическое невозможно. И эта невозможность определяет положение, которое такой человек может занимать в обществе. Поэтому я думаю, что христианину нет необходимости отказываться от того положения, которое он занимает, ввиду несовместимости этого положения с его верой; он должен действовать в том положении, в котором его застало христианское просветление — будь то положение императора, палача, президента, шпиона, священника, солдата, судьи, — должен действовать так, как указывает ему его совесть, и тогда последствия будут таковы, какими они должны быть: он будет лишен занимаемого им положения, и это будет для него наилучшим. Вот что я думаю о затруднении, в котором находится г. Джонс.

Для меня является великой радостью сознание, что есть такие люди, как г. Джонс, которые исповедуют христианское учение не только на словах, но и на деле. Передайте ему, пожалуйста, мою любовь и уважение.

В каком жалком состоянии джингоистического гипноза находится сейчас ваш народ.1 Оно ужасно, но в этом для меня нет ничего ни неожиданного, ни нового. Патриотизм, — это ужасное зло и суеверие, которое называется добродетелью и которое так сильно, к сожалению, в Америке,— не мог создать ничего другого. Не собирают с терновника виноград... так и патриотизм рождает только ложь, насилие и убийство. Единственным огорчением моей старости является то, что мне не удалось сообщить моим братьям ту истину, которую я воспринял с такою же ясностью, с какою воспринимаю солнечный свет, а именно, что патриотизм должен приводить ко лжи, насилию, убийству и утрате не только материального благосостояния, но и к огромному моральному извращению. Я еще не отчаиваюсь и теперь опять пишу статью на ту же тему, озаглавленную: «Carthago delenda est»2; я буду говорить и писать на эту тему до последнего вздоха, так как думаю, что патриотизм одно из ужаснейших заблуждений и зол всего мира.

Искренне ваш Лев Толстой.

353