Страница:L. N. Tolstoy. All in 90 volumes. Volume 71.pdf/235

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана

а теперь не о чем его просить. Если случится что, телеграфируйте, и тогда я телеграфирую ему хотя бы сто слов. —

Жаль, что вы мало пишете о деле, а положение его меня теперь особенно интересует и вот почему. В Россию приехал нарочно и был у меня комиссионер от Гавайского правительства по переселению.1 Ему написали про то, что выселяются 3000 духоборов] трудолюбивых, нравственных земледельцев, и он, чтобы не упустить их, нарочно приехал в Россию. Климат лучший в мире, ни жаров, ни холодов, земля плодородная и воды и лесу в изобилии. Езды туда на пароходе через Суэз (кажется) 25 дней — цена переезда должна быть % на 50 дороже, чем в Канаду (он даст мне верные сведения, запросив компанию Кук). Предложение их компании плантаторов сахарн[ого] тростника следующее: 1) Они платят половину переезда (это не наверное, но, вероятно, он запросит и ответит) и 2) гарантируют заработок круглый год по 30 р. в месяц мужчине (месяц 26 дней), 20 р. женщине, 16 р. мальчику 14 лет, 3) дают помещения, отдельные домики для каждого семейства, с огородом в 9000 квадратных] футов и орошением, 4) правительство продает земли с платою за них 8% стоимости — не помню сколько, кажется около 20 рублей. Работа продолжается 10 часов на воздухе и 12 часов в закрытом помещении. Работа, состоит в обработке и уборке сахарного тростника.

Так что, переселившись туда, можно частью работать на сахарн[ых] плантациях, выплачивая долг переезда, частью устраиваться на своей земле.

Болезней мало, жители португальцы, итальянцы, галичане и японские и китайские рабочие.

Десять раз отмерь, один раз отрежь. Я счел своей обязанностью выписать этого комиссионера и переговорить с ним. Мне Гавайские острова нравятся больше всех других мест переселения. Правда, что теперь уж, может быть, поздно, но я все-таки прошу подумать об этом и переговорить с нашими братьями и написать мне, что они об этом думают.

То же пишу и Черткову. Прощайте, милый друг. Не сетуйте, что я не пишу Гол[ицыну]. Делайте, как будто нет никаких угроз препятствий. Когда же наступят эти препятствия, и если наступят, мы примем меры.2

Целую вас

20 окт. 98.

Л. Т.
472