Страница:L. N. Tolstoy. All in 90 volumes. Volume 74.pdf/35

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана

of her children, the eldest of which must dreadfully suffer and will suffer all his life for the shame of his mother, has sacrificed it all for the pleasure of being united without obstacles with the charming Mr. Giron. That is my opinion of this dirty story, which contrary to reason occupies the whole world.

Yours truly
Leo Tolstoy.

Милостивый государь,

Я не хочу осуждать поведение несчастной женщины, о которой вы писали мне. Сказано: не судите, да не судимы будете. Я только утверждаю, что во всем, мною когда-либо написанном, нет ни одного слова, которым можно было бы оправдать подобное поведение. Я исповедую христианское учение, которое требует от нас прежде всего, чтобы мы жертвовали нашими наслаждениями, нашим счастьем ради блага ближнего. В данном же случае произошло как раз противоположное. Эта женщина пожертвовала спокойствием и счастьем не только своего мужа и своего свекра, но и в особенности детей своих, из которых старший сын должен безумно страдать и будет страдать всю жизнь от позора матери, пожертвовавшей всем ради удовольствия беспрепятственного сожительства с обворожительным г. Жироном. Таков мой взгляд на эту грязную историю, которой напрасно занимается весь мир.

Искренно ваш

Лев Толстой.

Печатается по копировальной книге № 5, лл. 118—119. Написано рукой М. Л. Оболенской, подпись собственноручная. Впервые опубликовано в феврале 1903 г. в американской газете «New-York World»; перепечатано в подлиннике и в переводе во многих газетах. Датируется по отметке в копировальной книге, где отпечатано среди писем от 28 января.

Ответ на письмо Михаила Моррисона из Берлина от 1 февраля н. ст. 1903 г., о Луизе Тосканской (р. 1870), с 1892 г. жене Фридриха Августа, принца Саксонского. В 1902 г., когда муж Луизы стал кронпринцем (наследником престола), усилились придворные интриги против Луизы, а король Георг, отец Фридриха Августа, подготовлял почву для определения Луизы в лечебницу для умалишенных. Узнав об этом, Луиза вместе с братом Леопольдом в декабре 1902 г. тайно уехала в Швейцарию. Леопольд вскоре должен был покинуть сестру, и она, чтобы порвать со двором, решила открыто остаться в Швейцарии вместе с бывшим гувернером своих детей г. Жироном. См. периодические издания 1903 г. и мемуары Луизы Тосканской «История моей жизни», М. 1912.

Сообщая, что, по словам Луизы Тосканской, сочинения Толстого «имели огромное влияние на ее мировоззрение», Моррисон высказывал уверенность, что в сочинениях Толстого нет «слова, которое могло бы оправдать или извинить эгоистический поступок принцессы», и просил подтвердить это. См. письмо № 34.

29