Страница:L. N. Tolstoy. All in 90 volumes. Volume 74.pdf/61

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана

them accordingly. But deeds you can do quite unknown to men only for God. And such deeds are the greatest joy that a man can experience.

As to his plan to live amongst prostitutes and tramps... I can not say that I approuve of it. Rather not. I think that to change own’s habitual life for such a one a man must [be] quite sure to be proof against the new temptations that will assail him in this new life.

This refers also to your doubts about your life.

I think that the changes in our life must come from the impossibility to live otherwise than accordingly to the demands of our conscience but not from our mental resolution to try a new form of life.

I was glad to hear all what you write about your society 1 and yourself and thank you for your letter.

Your friend Leo Tolstoy.

Дорогой Перси Редферн,

Я думаю, что ваш друг, который против книг и чтения, вполне прав.

Лао-Тзе говорит: истинные слова не бывают приятны, приятные слова не бывают истинны. Мудрые не бывают учены, ученые не бывают мудры!

Брамины говорят, что в их книгах много предсказаний о временах, когда пойдут дожди. Но жмите эти книги так сильно, как только можете, и всё же вы не выдавите оттуда ни одной капли воды. И точно так же вы не можете добыть даже малейшего доброго дела из всех книг, которые содержат наилучшие поучения.

Рёскин говорит, что наилучшие люди, сделавшие более всего добра для человечества, это те, о которых мы ничего не знаем.

Разница между делами и словами та, что слова всегда предназначаются для людей, ради их одобрения, тогда как добрые дела делаются только для бога.

Хотя и возможно произносить слова с единственным намерением исполнить волю божию, но очень трудно не думать о впечатлении, которое произведут на людей эти слова, и не выражаться в соответствии этому. Дела же можно творить совершенно скрытно от людей, только для бога. И такие дела есть величайшее наслаждение, которое человек может испытывать.

Что же касается до его намерения жить среди проституток и бродяг, то я не могу сказать, чтобы я его одобрял. Скорее нет. Я думаю, что для того, чтобы променять на такую жизнь свою обычную жизнь, человек должен быть совершенно уверен, что сможет устоять против новых искушений, которым подвергнется в новой жизни.

Это относится также и к вашим сомнениям относительно вашей жизни.

Думаю, что перемены в нашей жизни должны происходить от невозможности

55