Страница:L. N. Tolstoy. All in 90 volumes. Volume 76.pdf/239

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана

облекла его церковь, начал всё более и более проступать на свет; становилось всё более и более явным противоречие между истинным христианским учением и властным режимом государства, поддерживаемого насилием. Вопреки всем усилиям государства и церкви примирить оба начала — истинного христианства (любовь, смирение, милосердие) и государственного управления (насилие, физическая сила, принуждение) — противоречие стало в наше время настолько очевидным, что то или иное разрешение этого жгучего противоречия не терпит отлагательства.

На это указывает целый ряд признаков: 1) религиозное движение, происходящее не только во Франции, но во всех христианских странах, 2) революция в России: и 3) изумительный военный и промышленный прогресс, всё более и более проявляющийся за последнее время в Китае и особенно в Японии.

Религиозное движение, происходящее теперь не только в католических странах, но и во всем мире, на мой взгляд не что иное, как родовые муки, предшествующие разрешению дилеммы: либо христианство со своими требованиями покорности богу, любви к ближнему, смирения, либо государство с необходимыми условиями его существования: покорности правительству, патриотизмом, законом возмездия и особенно армией с принудительной воинской повинностью.

Мне кажется, что во Франции есть стремление разрешить эту дилемму в пользу государства и в ущерб религии, не только католической, но против религии вообще, которая рассматривается большинством правящих классов как бесполезный пережиток прошлого, скорее вредный, нежели полезный для блага человечества нашего времени.

Та же дилемма является главной причиной революции в России. Всё, что теперь делается в России революционерами, лишь бессознательное стремление к разрешению дилеммы в пользу веры, т. е. уничтожение государства и всякой власти, основанной на насилии, и организации общества на религиозных и нравственных принципах, общих всем людям.

Третий признак скорого разрешения дилеммы государство или религия я вижу в необычайных военных и промышленных успехах, которые за последнее время уже достигли и продолжают достигать народы Дальнего Востока, не только свободные от внутреннего противоречия христианских государств, но исповедующие в высшей степени патриотическую религию поклонения предкам и власти обожествленного главы государства.

Успехи этих народов таковы, что если они будут продолжать развиваться в таких же размерах, то через несколько десятков лет уж не европейские государства будут диктовать свою волю народам Востока, а эти последние станут властелинами мира, христиане же — их вассалами. Иначе и быть не может, раз их религия и государственное устройство вполне согласованы.

Европейские народы начинают сознавать эту опасность. Именно это угрожающее поведение народов Востока и составляет третью причину, по которой дилемма религия или государство должна быть разрешена без отлагательства.

Одно из двух — либо отказаться вполне от сути истинной христианской религии, стереть последние следы ее — любовь к ближнему, смирение,

229