Страница:L. N. Tolstoy. All in 90 volumes. Volume 78.pdf/261

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана


Печатается по копировальной книге № 8, л. 351, куда вклеена машинописная копия. В ГМТ хранится черновик-автограф, текст которого имеет незначительные расхождения с подлинником.

Об этом деле дополнительных сведений редакция не имеет.

* 287. И. Семенычеву.

1908 г. Ноября 9. Я. П.

Люди всегда страдали и портили жизнь свою и других людей верой в ложь — суевериями. Самые обычные суеверия — религиозные. Люди узнали и большей частью знают их. Но есть еще суеверия научные и самое распространенное и зловредное суеверие, состоящее в заблуждении о том, что человек или люди могут устраивать и направлять по своим соображениям и всегда насилием жизнь других людей. Вы и люди, подобные вам, — им же имя легион — от Крапоткина и до Николая II полны этого суеверия. И потому ответ на ваш вопрос в том, что влиять на жизнь других людей вы можете, только улучшая свою жизнь. О том же, как будет влиять наша жизнь на жизнь мира, нам не дано знать. Мы знаем одно наверное, что насколько лучше будет наша жизнь, настолько благотворнее и сильнее будет ее влияние.

Только суеверные люди, как правители и революционеры и все политические деятели и руководители, могут воображать (так же, как церковники воображают рай и ад), что жизнь, к[отор]ую они портят, устроится так, как им хочется. Когда освободишься от этого суеверия, бывает смешно думать о наивности этой веры. Одно только ужасно, что все те ужасы, к[оторые] вы так верно описываете, произошли именно от этого ужасного и еще не сознаваемого людьми дикого суеверия. От этого же суеверия и нет того, что одно может руководить людьми в жизни: истинной веры, т. е. разумного понимания каждым человеком своего отношения к миру, ко Всему и выведенному из этого отношения руководства поведения. Суеверие заняло, как всегда, место веры. И потому мой ответ: прежде всего постараться освободиться от суеверия.

Любящий вас и желающий вам истинного блага

Лев Толстой.
258