Страница:L. N. Tolstoy. All in 90 volumes. Volume 78.pdf/39

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана

n’est pas autre chose que la réalisation progressive de cette loi, l’acceptation de cette loi, le remplacement de l’egoïsme par l’amour, non pas pour récompenser d’autre tombe, mais pour le vrai bonheur de cette vie.

Voilà, mon cher ami et frère, mon credo avec lequel j’ai vécu la plus heureuse dernière partie de ma vie, et avec lequel j’attend à chaque moment la mort sans la désirer et sans pouvoir la craindre.

J’espère que malgré mon mauvais français, vous comprendrez ce que j’ai voulu vous dire; et que malgré la petite divergence de nos idées, ma lettre ne vous sera pas désagréable.

Votre ami et frère
Léon Tolstoy.

8 Févr. 1908.

Дорогой друг и брат,

Я только что получил ваше письмо по поводу моего письма Сенкевичу. Не только одобрение, но даже понимание христианских принципов настолько редко в настоящее время, что получение вашего письма было для меня большой и редкой радостью.

Вы меня спрашиваете, разделяю ли я мысли, изложенные в вашем письме и в брошюре, адресованной Николаю II.1 Постараюсь ответить на этот вопрос с наибольшей искренностью и серьезностью. Ваши мысли о собственности, особенно об отвратительной земельной собственности, об ужасах патриотизма, — и2 порождаемых им войны и вооруженного мира, — мне чрезвычайно дороги, и в течение четверти века я делал всё, что мог, чтобы по возможности их распространять.

Для того, чтобы бороться против страшного предрассудка земельной собственности, я писал главе правительства, предлагая ему прекрасную роль — стать во главе этого восстановления священнейших прав огромного большинства народа.3 Я еще и теперь продолжаю выступать с этими предложениями.4 Не считая этих ходатайств перед правительством, я рад сказать, что у меня много друзей, и число их увеличивается с каждым днем, которые рассматривают землю, как нечто такое, что не может быть предметом собственности. Среди них есть несколько таких, которые, будучи собственниками недвижимости, отреклись от того, что рассматривалось как их право.

Что же касается милитаризма, то я счастлив сказать, что всякий день получаю письма от моих неизвестных друзей, истинных христиан, которые терпят тюремное заключение и нищету своих семей за отказ от военной службы. Сегодня еще с той же почтой, которая принесла ваше письмо, я получил два таких же: одно от молодого солдата, который находится в тюрьме уже два года и пишет, что чувствует себя счастливым и довольным;5 другое из Болгарии от друзей, четырех молодых людей, которые терпят то же самое от своего правительства.6

36