Страница:L. N. Tolstoy. All in 90 volumes. Volume 83.pdf/409

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница не была вычитана

если пойдетъ дѣло, a нѣтъ — поѣду съ собаками. До сихъ поръ не рѣшилъ, когда уѣду. Хочется кончить, если бы день или два хорошей работы, то сейчасъ бы пріѣхалъ, потому что безъ васъ и скучно, и за всѣхъ жутко. Досадно, что пишу и думаю не объ одной тебѣ, а о тебѣ и дѣтяхъ, представляя себѣ, что они будутъ читать письмо и потому не пишешь все, что хочешь. Все таки пишу на той страницѣ.

Тебя особенно хочется видѣть. Это послѣднее время (— не могу сказать, какое, — оно все шло, увеличиваясь), — ты мнѣ стала особенно дорога и интересна, и дорога со всѣхъ сторонъ. Мнѣ кажется, что между нами устанав[л]иваетс[я?] новая связь, и ужасно боюсь, чтобъ не оборвалась. —

Какъ ни прекрасно здѣсь, я скоро пріѣду. Писемъ не получалъ, п[отому] ч[то] не посылалъ въ Тулу. Завтра пошлю.

Прощай, душенька. Цѣлую тебя и дѣтей. M-me Seuron поклонъ.

Я теперь очень усталъ и отощалъ. Пишу до обѣда. А я тебѣ напишу письмо. —

На конверте: Москва. Хамовнической переулокъ. Графинѣ Софьѣ Андреевнѣ Толстой. Свой домъ.

Печатается по автографу, хранящемуся в АТБ. Впервые первая половина письма опубликована в Б, II, стр. 453; полностью письмо опубликовано по копии, сделанной С. А. Толстой, в ПЖ, стр. 200—201. Датируется на основании почтовых штемпелей: «Ясенки, почт. ст. 29 сентября 1883; Москва. 30 сентября 1883» и пометы Толстого «четверг», который падал на 29 сентября 1883 г. П. А. Сергеенко датировано 28 сентября.

1 Крапивна — уездный город Тульской губернии. В Крапивенском уезде находилась Ясная поляна.

2 В присяжные заседатели на сессию Окружного суда.

3 Толстой перечитывал Тургенева в связи с его смертью 22 августа 1883 г. в Буживале. Он должен был выступить с публичной речью о Тургеневе в Москве.

4 К статье «В чем моя вера?»

В письме от 1 октября С. А. Толстая писала Толстому: «Боюсь, что во вчерашнем письме я не довольно мягко отнеслась к твоему отказу быть присяжным. Во мне поднялось старое эгоистическое чувство, что ты нас, семью, не жалеешь и вводишь в тревогу о тебе и твоей безопасности. Конечно, ты поступил по убеждениям, но не поехавши, не говоривши ничего, а заплативши штраф, ты тоже поступил бы по своим убеждениям, но ничем бы не рисковал и никого бы не огорчил. Ты оттого от меня скрыл, что знал, что я это самое желала бы и на этом бы настаивала. А тебя это смутно радовало высказать это публично и чем то рисковать» (ПСТ, стр. 235).

396