Страница:Pravoslavnye russkie obiteli.pdf/91

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница выверена
Спасо-Каменный монастырь., въ Вологодскомъ уѣздѣ.
далъ обѣтъ основать на томъ мѣстѣ обитель, гдѣ суда пристанутъ къ какому - нибудь берегу. Молитва была услышана: волнами суда князя; были прибиты къ Каменному острову въ самый день Преображенія Господня. Островъ не оказался пустыннымъ: князь нашелъ на немъ нѣсколько пустынножителей (около 23), которые, проводя здѣсь иноческую жизнь, занимались проповѣдью Христовой вѣры среди побережныхъ жителей — язычниковъ. Пустынники имѣли у себя небольшую часовню для молитвенныхъ собраній. Князь исполнилъ своё обѣтъ. Онъ повелѣлъ воздвигнуть здѣсь храмъ въ честь Преображенія Господня, снабдилъ его иконами и утварью и при немъ основалъ обитель. Настоятельство надъ братіею онъ поручилъ одному изъ пустынножителей старцу Ѳеодору.

Новооснованная обитель, названная Спасо-Каменною, съ самаго-же начала своего существованія стала подъ особое покровительство князей Бѣлозерскихъ и быстро достигла высокой степени процвѣтанія, какъ по своей иноческой жизни, сіявшее святостью многихъ подвижниковъ, принимавшихъ здѣсь постриженіе, такъ и въ отношеніи своего матеріальнаго благосостоянія. Со времени князя Димитрія Донского обитель становится извѣстной и великимъ князьямъ московскимъ. Димитрій Донской въ знакъ своего благоволенія къ обители назначилъ въ нее игуменомъ знаменитаго Діонисія, впослѣдствіи архіепископа ростовскаго, постриженника аѳонскаго, который ввелъ здѣсь уставъ св. Аѳонской горы. Великій князь Василій Васильевичъ Темный, во время своей ссылки въ Вологду посѣщавшій Спасо-Каменную обитель, по возвращеніи ему великокняжескаго престола наградилъ ее богатыми вкладами и многими владѣніями въ различныхъ волостяхъ. Такъ же благоволили къ обители и послѣдующіе князья и цари московскіе. Поэтому монастырь, хотя неоднократно былъ истребляемъ пожаромъ, всякій разъ возстановлялся и обстраивался вновь. Слава его увеличивалась. Многіе изъ бояръ и даже князей, посвятившіе себя иноческой жизни, въ немъ принимали постриженіе. Въ половинѣ XV вѣка здѣсь принялъ постриженіе св. Іоасафъ, въ мірѣ князь Андрей Дмитріевичъ, сынъ заозерскаго князя Дмитрія Васильевича, впослѣдствіи прославившійся здѣсь нетлѣніемъ мощей. Строгость монастырской жизни и уединенное положеніе обители на островѣ послужили къ тому, что монастырь издревле былъ сдѣланъ мѣстомъ заточенія знатныхъ опальныхъ лицъ. Между прочимъ, во второй половинѣ

Тот же текст в современной орфографии
Спасо-Каменный монастырь., в Вологодском уезде.
дал обет основать на том месте обитель, где суда пристанут к какому - нибудь берегу. Молитва была услышана: волнами суда князя; были прибиты к Каменному острову в самый день Преображения Господня. Остров не оказался пустынным: князь нашел на нем несколько пустынножителей (около 23), которые, проводя здесь иноческую жизнь, занимались проповедью Христовой веры среди побережных жителей — язычников. Пустынники имели у себя небольшую часовню для молитвенных собраний. Князь исполнил своё обет. Он повелел воздвигнуть здесь храм в честь Преображения Господня, снабдил его иконами и утварью и при нем основал обитель. Настоятельство над братиею он поручил одному из пустынножителей старцу Феодору.

Новооснованная обитель, названная Спасо-Каменною, с самого же начала своего существования стала под особое покровительство князей Белозерских и быстро достигла высокой степени процветания, как по своей иноческой жизни, сиявшее святостью многих подвижников, принимавших здесь пострижение, так и в отношении своего материального благосостояния. Со времени князя Димитрия Донского обитель становится известной и великим князьям московским. Димитрий Донской в знак своего благоволения к обители назначил в нее игуменом знаменитого Дионисия, впоследствии архиепископа ростовского, постриженника афонского, который ввел здесь устав св. Афонской горы. Великий князь Василий Васильевич Темный, во время своей ссылки в Вологду посещавший Спасо-Каменную обитель, по возвращении ему великокняжеского престола наградил ее богатыми вкладами и многими владениями в различных волостях. Так же благоволили к обители и последующие князья и цари московские. Поэтому монастырь, хотя неоднократно был истребляем пожаром, всякий раз восстановлялся и обстраивался вновь. Слава его увеличивалась. Многие из бояр и даже князей, посвятившие себя иноческой жизни, в нем принимали пострижение. В половине XV века здесь принял пострижение св. Иоасаф, в мире князь Андрей Дмитриевич, сын заозерского князя Дмитрия Васильевича, впоследствии прославившийся здесь нетлением мощей. Строгость монастырской жизни и уединенное положение обители на острове послужили к тому, что монастырь издревле был сделан местом заточения знатных опальных лиц. Между прочим, во второй половине