Страница:Russkii vestnik volume 38.pdf/419

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница была вычитана

419

Неизданная лекція Ламе.

Мичерлихъ и Пастёръ, Гофманъ и Селла относительно кристаллографіи; Ге-Люссакъ и Реньйо, Мелони и Пулье, Депре и Пекле относительно теплоты; Саваръ и Вертгеймъ, Веберъ а Буржъ относительно упругости; Гумбодьдтъ и Бухъ, Ели де-Бомонъ и Дюфренуа, Бертье и Риво, Бушепорнъ и Добре относительно геологіи.

Труды этихъ знаменитыхъ ученыхъ установили опредѣленное число законовъ подобныхъ законамъ Кеплера, но болѣе полныхъ въ томъ смыслѣ, что эти законы не только не упускаютъ изъ виду пертурбацій, но напротивъ сами же указывають и на собственныя отклоненія и аномаліи. Своего рода вехи, законы эти послужатъ указателями, когда придется сводить частныя начала всѣхъ наукъ въ одно послѣднее начало, истинно-всеобщее, относительно котораго Ньютоново притяженіе окажется лишь простымъ королларіемъ.

Столь же многочисленны, хотя и менѣе убѣдительны, были труды геометровъ выходившіе изъ второй идеи, именно той, что одинъ только математическій анализъ владѣетъ силою, столь ясно показавшею себя въ Небесной Механикѣ,— подходить раціональнымъ путемъ къ частному началу всякой науки и выводить изъ него полное объясненіе всѣхъ явленій къ нему относящихся, вмѣстѣ съ ихъ отклоненіями. Въ астрономіи оставалось уже немного довершить; эта наука, совершенно оконченная, требовала только числеyныхъ приложеній и сложныхъ формулъ, уже извѣстныхъ. Поэтому одни изъ геометровъ отыскивали пищу для своего изобрѣтательнаго ума въ новыхъ наукахъ, которыя быстро возникали вокругъ нихъ; другіе, убѣжденные, что прикладная математика находится еще на первой ступени своего развитія, сочли нужнымъ подготовлять будущіе успехи ея устраненіемъ изъ ея методовъ всего того что носитъ на себѣ слишкомъ явные слѣды первыхъ шаговъ. Такъ поступилъ Лагранжъ въ своей Аналитической Механикѣ, орудіи столько же будущаго, сколько и прошедшаго, въ этомъ второмъ монументалъномъ трудѣ, важность котораго будетъ возрастать съ каждою новою побѣдой науки, тогда какъ первый трудъ навсегда останется при томъ значеніи, какое имѣетъ онъ теперь. Такъ поступилъ Пуансо въ своей теоріи паръ и теоріи вращательнаго движенія, которыя обобщаютъ начало движенія