Страница:Russkoe slovo 1859 05.pdf/465

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта страница выверена

эта пропорція размѣровъ, эта чрезвычайная высота всего зданія, которая замѣчается только послѣ внимательнаго осмотра. — Мнѣ кажется даже, что нѣсколько картинъ самыхъ лучшихъ мастеровъ, нѣсколько статуй извѣстнѣйшихъ артистовъ, только могли-бы повредить общему впечатлѣнію всего зданія. Степь — потому и громадна, потому и поражаетъ своею необъятностію, что глазъ теряется всюду и не знаетъ, на чемъ предпочтительно остановиться. Одинъ дымокъ изъ пустой избушки уже привлекъ-бы ваше вниманіе, и тѣмъ непремѣнно повредилъ-бы первому впечатлѣнію.

Изъ этого нисколько не слѣдуетъ полагать, что я готовъ довольствоваться постояннымъ лицезрѣніемъ степи, я тоже очень люблю, не только увидѣть дымокъ знакомой своей трубы и готовъ даже восторгаться этимъ дымкомъ въ подражаніе древнимъ поэтамъ. Я даже очень уважаю городскую жизнь, и въ ней уже ищу постояннаго разнообразія во всемъ, но понимаю въ то-же время и неистощимую прелесть поэзіи необъятной, безграничной степи, въ которой волна высокой травы, подобно волнѣ океана, подымается и упадаетъ — послушная вѣтру, и словно говоритъ въ это время съ нимъ. Такъ и въ Римѣ, восхитившись, какъ я буду еще имѣть случай вамъ передать, знаменитыми произведеніями Рафаэля, Тиціана и пр., и пр., я истинно наслаждался этою пустотою, голостью стѣнъ Пантеона, отъ которыхъ размѣры архитектурные выказываются еще болѣе.

К. Б.

Гейнрихъ Гейне. — Гейнрихъ Гейне — безспорно одинъ изъ немногихъ истинныхъ поэтовъ нашей эпохи; но объ немъ было писано такъ много въ послѣдніе годы, такъ много даже и въ нашей Литературѣ, что иныя статьи о немъ почти то-же, что новая статья о Гамлетѣ. Такъ по-крайней-мѣрѣ представяется дѣло на первый разъ.

Но, я увѣренъ въ этомъ, о Гейне будутъ еще и еще писать, — будутъ писать, пока его будутъ переводить, а будутъ его переводить до-тѣхъ-поръ, пока не пройдетъ то вѣяніе, котораго онъ былъ блестящімъ, почти геніальнымъ жрецомъ.

Его называли нѣмецкимъ Байрономъ, но называли такъ Богь-знаетъ почему. Байронъ прежде всего — трагикъ и трагикъ, вѣрующій въ трагизмъ. Гейне прежде всего юмористъ, т. е. трагическая натура, въ которой подорвана всякая вѣра въ ея