Тангейзер (Гейне; Минаев)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
(перенаправлено с «Тангейзер (Гейне/Минаев)»)
Перейти к навигации Перейти к поиску

Тангейзер
автор Генрих Гейне (1797—1856), пер. Д. Д. Минаев (1835—1889)
Язык оригинала: немецкий. Название в оригинале: Der Tannhäuser («Ihr guten Christen laßt Euch nicht…»). — Из сборника «Новые стихотворения». Опубл.: 1863[1]. Источник: «Русское слово», 1863, № 10, отд. I, с. 235—240. Тангейзер (Гейне; Минаев) в дореформенной орфографии


Тангейзер


I.

Бойтесь, бойтесь, эссиане,
Сети демонов. Теперь я
В поученье расскажу вам
Очень древнее поверье.

Жил Тангейзер — гордый рыцарь.
Поселясь в горе — Венеры,
Страстью жгучей и любовью
Наслаждался он без меры.

— «О, красавица Венера!
10 Час пришёл с тобой прощаться;
Не могу я жить с тобою,
Не могу здесь оставаться».

— «Милый рыцарь, ты сегодня
Скуп на ласки. Для чего же,
15 Не ласкаясь и тоскуя,
Хочешь бросить это ложе?

Каждый день вином янтарным
Я твой кубок наполняла,
И венок из роз душистых
20 Каждый день тебе свивала».

— «Мне наскучили, подруга,
Поцелуи, вина, розы,
Мне нужны теперь страданья,
Мне доступны только слёзы.

25 Пусть замолкнут смех и шутки,
Скорбь зову к себе на смену,
Вместо роз венок терновый
Я на голову надену».

— «Милый рыцарь, мой Тангейзер,
30 Ищешь ссоры ты, конечно;
Где ж та клятва, что со мною
Обещался жить ты вечно?

В темной спальне, в сладкой неге
Я б развлечь тебя умела…
35 Наслажденья обещает
Это мраморное тело».

— «Нет, красавица Венера,
Красота твоя не вянет,
Многих, многих вид твой дивный
40 Очарует и обманет.

На груди твоей в блаженстве
Замирали боги, люди,
И теперь мне столь противен
Вечный трепет этой груди.

45 Ты доныне всех готова
Звать на ложе наслажденья,
Потому к тебе невольно
Получил я отвращенье».

—«Речь твоя меня жестоко,
50 Милый рыцарь, оскорбила.
Бил меня ты, но побои
Прежде легче я сносила.

Можно вынести удары,
Как бы не были жестоки,
55 Но выслушивать не в силах
Я подобные упрёки.

Ласк моих тебе не нужно,
Не нужна моя забота;
Так прощай, мой друг, — сама я
60 Отворю тебе ворота».

II.

Гул и звон несётся в Риме.
Ряд прелатов внемлет хору.
И в процессии сам папа
Тихо шествует к собору.

65 На челе Урбана папы
Блеск тиары драгоценной,
И за ним несут бароны
Пурпур мантии священной.

— «Подожди, святой владыко!
70 Мне в грехе открыться надо!..
Только ты лишь вырвать можешь
Душу грешную из ада!..»

Хор замолк; священных гимнов
На минуту стихли звуки,
75 И к ногам Урбана-папы
Грешник пал, поднявши руки.

— «Ты один святой владыко,
Судишь правых и неправых;
Защити меня от ада,
80 От сетей его лукавых!..

Имя мне — Тангейзер — рыцарь.
За блаженством я гонялся
И семь лет в горе Венеры
Негой страсти упивался.

85 Лучший цвет красавиц мира
Пред Венерою бледнеет,
От речей её волшебных
Сердце мечется и млеет.

Как цветов благоуханье
90 Мотылька невольно манит,
Так меня к губам Венеры
Непонятной силой тянет.

По плечам её роскошным
Кудри падают каскадом,
95 Я немел, как заколдован,
Под её всесильным взглядом.

Я стоял пред ним недвижим,
Тайным трепетом объятый,
И едва мне сил достало
100 Убежать с горы проклятой.

Я бежал — но вслед за мною
Взор следил всё с той же силой,
И манил он, и шептал он:
«О, вернись, вернись, мой милый!»

105 Днём брожу я, словно призрак,
Ночь придёт — и с тем же взглядом
Та красавица приходит
И со мной садится рядом.

Слышен смех её безумный,
110 Зубы белые сверкают…
Только вспомню этот хохот —
Слёзы с глаз моих сбегают.

Я люблю её насильно,
Страсти гнёт с себя не скину;
115 Та любовь сильна, как волны
Разорвавшие плотину.

Эти волны несдержимо
В белой пене с рёвом мчатся,
И при встрече всё ломая
120 В брызги мелкие дробятся.

Я спалён любовью грешной,
Сердце выжжено, как камень…
Неужель в груди изнывшей
Не угаснет адский пламень?

125 Ты один, святейший папа,
Судишь правых и неправых,
Защити ж меня от ада,
От сетей его лукавых!..»

Папа к небу поднял руки
130 И вздохнув, ответил тем он:
— «Сын мой! власть моя бессильна
Там, где власть имеет демон.

Страшный демон — та Венера,
Из когтей её прекрасных
135 Не могу я, бедный рыцарь,
Вырвать жертв её несчастных.

Ты поплатишься душою
За усладу плоти грешной,
Проклят ты, а проклято́му
140 Путь один — во ад кромешный…»

III.

И назад пошёл Тангейзер,
Больно, в кровь стирая ноги.
В ночь вернулся он к Венере
В подземельные чертоги.

145 И забыла сон Венера,
Быстро ложе покидала
И, любовника руками
Обвивая, целовала.

Но ложится молча рыцарь,
150 Для него лишь отдых нужен,
А Венера гостю в кухне
Приготавливает ужин.

Подан ужин, и хозяйка
Гостю кудри расчесала,
155 На ногах омыла раны
И приветливо шептала:

— «Милый рыцарь, мой Тангейзер,
Долго ты не возвращался;
Расскажи, в каких же странах
160 Столько времени скитался?»

— «Был в Италии и в Риме
Я, подруга дорогая,
По делам своим, но больше
Не поеду никуда я.

165 Там, где Рима дальний берег
Тибр волнами орошает,
Папу видел я: Венере
Он поклоны посылает.

Чрез Флоренцию из Рима
170 Я прошёл, и был в Милане,
Проходил я через Альпы,
Исчезая в их тумане.

И когда я шёл чрез альпы, —
Падал снег, — мне улыбались
175 Вкруг озера голубые
И орлы перекликались.

Я с вершины Сен-Готарда
Слышал, как храпела звонко
Вся страна почтенных немцев,
180 Спавших сладким сном ребёнка.

И опять теперь вернулся
Я к тебе, к моей Венере
И до гроба не покину
Я твоей волшебной двери».




Примечания

  1. Впервые(?) — в журнале «Русское слово», 1863, № 10, отд. I, с. 235—240 с подзаголовком «Поэма Гейне» и подписью «Дмитрий Минаев».


PD-icon.svg Это произведение перешло в общественное достояние в России и странах, где срок охраны авторского права действует 70 лет, или менее, согласно ст. 1281 ГК РФ.

Если произведение является переводом, или иным производным произведением, или создано в соавторстве, то срок действия исключительного авторского права истёк для всех авторов оригинала и перевода.