Тень друга (Батюшков)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Тень друга
автор Константин Николаевич Батюшков (1787—1855)
См. Опыты в стихах (Элегии). Опубл.: 1816[1]. Источник: РВБ (1817)
 Википроекты: Wikidata-logo.svg Данные



ТЕНЬ ДРУГА


Sunt aliquid manes: letum non omnia finit;
Luridaque evictos effugit umbra rogos.
Propert.[2]



Я берег покидал туманный Альбиона:[3]
Казалось, он в волнах свинцовых утопал.
За кораблём вилася Гальциона,[4]
И тихий глас её пловцев увеселял.
Вечерний ветр, валов плесканье,
Однообразный шум и трепет парусов,
И кормчего на палубе взыванье
Ко страже дремлющей под говором валов;
Всё сладкую задумчивость питало.
10 Как очарованный у мачты я стоял,
И сквозь туман и ночи покрывало
Светила Севера любезного искал.
Вся мысль моя была в воспоминанье,
Под небом сладостным отеческой земли.
15 Но ветров шум и моря колыханье
На вежды томное забвенье навели.
Мечты сменялися мечтами
И вдруг… то был ли сон?.. предстал товарищ мне,
Погибший в роковом огне
20 Завидной смертию, над Плейсскими струями.[5]
Но вид не страшен был; чело
Глубоких ран не сохраняло,
Как утро Майское веселием цвело,
И всё небесное душе напоминало.
25 «Ты ль это, милый друг, товарищ лучших дней!
Ты ль это? я вскричал, о воин вечно милой!
Не я ли над твоей безвременной могилой,
При страшном зареве Беллониных огней,
Не я ли с верными друзьями
30 Мечем на дереве твой подвиг начертал,
И тень в небесную отчизну провождал
С мольбой, рыданьем и слезами?
Тень незабвенного! ответствуй, милый брат!
Или протекшее всё было сон, мечтанье;
35 Всё, всё, и бледный труп, могила и обряд,
Свершённый дружбою в твое воспоминанье?
О! молви слово мне! пускай знакомый звук
Ещё мой жадный слух ласкает,
Пускай рука моя, о незабвенный друг!
40 Твою, с любовию сжимает…»
И я летел к нему… Но горний дух исчез
В бездонной синеве безоблачных небес,
Как дым, как метеор, как призрак полуночи,
Исчез, — и сон покинул очи. —

45 Всё спало вкруг меня под кровом тишины.
Стихии грозные казалися безмолвны.
При свете облаком подёрнутой луны,
Чуть веял ветерок, едва сверкали волны,
Но сладостный покой бежал моих очей,
50 И всё душа за призраком летела,
Всё гостя горнего остановить хотела:
Тебя, о милый брат! о лучший из друзей!


Июнь 1814


Примечания

Элегия посвящена памяти близкого друга Батюшкова Ивана Александровича Петина (1789—1813), убитого в Лейпцигском сражении. Ему же посвящены послание «К П<ети>ну», вошедшее в «Опыты», и мемуар «Воспоминание о Петине» (9.IX 1815; опубликован в 1851 г.).

  1. Впервые — в журнале «Вестник Европы», 1816, ч. LXXXIX, № 17 и 18, с. 3—5.
  2. Маны не бесплотны: смертью не все кончается; // И бледная тень ускользает, победив погребальный костер. Проперц<ий> (лат.). Маны — тени умерших. Эпиграф взят из элегии римского поэта Секста Проперция (Sextus Propertius, ок. 50 — ок. 15 до н. э.) к тени Цинтии (книга IV, элегия VII, стихи 1—2).
  3. Альбион — древнее название Британии. 30.V 1814 на пакетботе «Альбион» Батюшков направился из Гарича (Англия) в Готенбург (Швеция; см. примеч. 11 к стихотворению «Воспоминания. Отрывок»). Туманный берег Альбиона… — ср. «На развалинах замка в Швеции» в старой орфографии«На развалинах замка в Швеции», стих 46.
  4. Гальциона — зимородок (греч. 'αλκυων).
  5. Плейсские струи — Плейсса, река на равнине под Лейпцигом, где 4—6.X 1813 происходила «битва народов», в которой погиб И.А.Петин.


PD-icon.svg Это произведение перешло в общественное достояние в России согласно ст. 1281 ГК РФ, и в странах, где срок охраны авторского права действует на протяжении жизни автора плюс 70 лет или менее.

Если произведение является переводом, или иным производным произведением, или создано в соавторстве, то срок действия исключительного авторского права истёк для всех авторов оригинала и перевода.