Улялюм (По/Бальмонт)/1921 (ДО)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
< Улялюм (По/Бальмонт)

Перейти к: навигация, поиск
Yat-round-icon1.jpg
Улялюмъ
авторъ Эдгаръ Алланъ По (1809—1749), пер. Константинъ Дмитріевичъ Бальмонтъ (1867—1942)
Изъ Міровой Поэзіи (1921)
Языкъ оригинала: англійскій. Названіе въ оригиналѣ: Ulalume. — Дата созданія: 1847. Источникъ: Commons-logo.svg К. Д. Бальмонтъ. Изъ Міровой Поэзіи — Берлинъ: Изд. Слово, 1921. — С. 86—89.




[86]

Улялюмъ


Небеса были сѣраго цвѣта,
Были сухи и скорбны листы,
Были сжаты и смяты листы,
За огнемъ отгорѣвшаго лѣта
Ночь пришла, сонъ глухой черноты,
Близь туманнаго озера Оберъ,
Тамъ, гдѣ сходятся вѣдьмы на пиръ,
Гдѣ лѣсной заколдованный міръ,
Возлѣ дымнаго озера Оберъ,
10 Въ зачарованной области Виръ.

Тамъ однажды, въ аллеѣ Титановъ,
Я съ моею Душою блуждалъ,
Я съ Психеей, съ Душою блуждалъ.
Въ эти дни трепетанья вулкановъ
Я сердечнымъ огнемъ побѣждалъ,
Я спѣшилъ, я горѣлъ, я блисталъ, —
Точно сѣрные токи на Яникъ,
Бороздящіе горный оплотъ,
Возлѣ полюса, токи, что Яникъ
20 Покидаютъ, струясь отъ высотъ.

Мы мѣнялися лаской привѣта,
Но въ глазахъ затаилася мгла,
Наша память невѣрной была,
Мы забыли, что умерло лѣто,

[87]

Что октябрьская полночь пришла,
Мы забыли, что осень пришла,
И не вспомнили озеро Оберъ,
Гдѣ открылся намъ нѣкогда міръ,
Это дымное озеро Оберъ,
30 И излюбленный вѣдьмами Виръ.

Но когда уже ночь постарѣла,
И на звѣздныхъ небесныхъ часахъ
Былъ намекъ на разсвѣтъ въ небесахъ, —
Что-то облачнымъ сномъ забѣлѣло
Передъ нами, въ неясныхъ лучахъ,
И внезапно предсталъ серебристый
Полумѣсяцъ, двурогой чертой,
Полумѣсяцъ Астарты лучистый,
Очевидный двойной красотой.

40 Я промолвилъ: — «Астарта нѣжнѣе
«И теплѣй, чѣмъ Діана, она —
«Въ царствѣ вздоховъ, и вздоховъ полна: —
«Увидавъ, что, въ тоскѣ не слабѣя,
«Здѣсь душа затомилась одна, —
«Чрезъ созвѣздіе Льва проникая,
«Показала она въ облакахъ
«Путь къ забвенной тиши въ небесахъ,
«И чело передъ Львомъ не склоняя,
«Съ нѣжной лаской въ горящихъ глазахъ,
50 «Надъ берлогою Льва возникая,
Засвѣтилась для насъ въ небесахъ.»

Но Психея, свой перстъ поднимая,
«Я не вѣрю», промолвила, «въ сны
«Этой блѣдной богини Весны.
«О, не медли, — въ ней блѣдность больная!

[88]

«О, бѣжимъ! Поспѣшимъ! Мы должны!»
И въ испугѣ, въ истомѣ безсилья,
Не хотѣла, чтобъ дальше мы шли,
И ея ослабѣвшія крылья
60 Опускались до самой земли —
И влачились, влачились въ пыли.

Я отвѣтилъ: — «То страхъ лишь напрасный,
«Устремимся на трепетный свѣтъ,
«Въ немъ кристальность, обмана въ немъ нѣтъ,
«Сибиллически-ярко-прекрасный,
«Въ немъ Надежды манящій привѣтъ,
«Онъ сквозь ночь намъ роняетъ свой слѣдъ,
«О, увѣруемъ въ это сіянье,
«Такъ зоветъ оно вкрадчиво къ снамъ,
70 «Такъ правдивы его обѣщанья
«Быть звѣздой путеводною намъ,
«Быть призывомъ, сквозь ночь, къ Небесамъ!»

Такъ ласкалъ, утѣшалъ я Психею
Толкованіемъ звѣздныхъ судебъ,
Зоркій страхъ въ ней утихъ и ослѣпъ.
И прошли до конца мы аллею,
И внезапно увидѣли склепъ,
Съ круговымъ начертаніемъ склепъ.
«Что гласитъ эта надпись?» — сказалъ я,
80 И какъ вѣтра осенняго шумъ,
Этотъ вздохъ, этотъ стонъ услыхалъ я: —
«Ты не зналъ? Улялюмъ — Улялюмъ —
«Здѣсь могила твоей Улялюмъ».

[89]


И сраженный словами отвѣта,
Задрожавъ, какъ на вѣткѣ листы,
Какъ сухіе подъ вѣтромъ листы,
Я вскричалъ: — «Значитъ, умерло лѣто,
«Это осень, и сонъ черноты,
«Небеса потемнѣвшаго цвѣта.
90 «Ровно — годъ, какъ на кладбищѣ лѣта
«Я здѣсь ночью октябрьской блуждалъ,
«Я здѣсь съ ношею мертвой блуждалъ,
«Эта ночь была ночь безъ просвѣта,
«Самый годъ въ эту ночь умиралъ, —
«Что за демонъ сюда насъ зазвалъ?
«О, я знаю теперь, это — Оберъ,
«О, я знаю теперь, это — Виръ,
«Это — дымное озеро Оберъ,
«И излюбленный вѣдьмами Виръ.»




Примечания

См. также переводы Уманца, Бальмонта, Фёдорова и Брюсова.