Участник:Sergey kudryavtsev/Гейне

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Ещё переводы Гейне[править]

Поиск[править]

ПСС 1904[править]

Том 1

Том 2

Том 4

Том 6, Добавления к стихотворениям

Переводы Бальмонта[править]

Индекс:Бальмонт. Из мировой поэзии.djvu

Переводы Михайлова[править]

Стихотворения М. Л. Михайлова. — Берлин: Georg Stilke, 1862.; оглавление на стр. 322—325, переводы на стр. 122—271 (в скобках даны номера страниц в Михайлов М. Л.. Сочинения в трёх томах / Под общей редакцией Б. П. Козьмина. — М.: Государственное издательство художественной литературы, 1958. — Т. 1.).

Пролог («Снова я в сказочном старом лесу…») в старой орфографииПролог («Снова я в сказочном старом лесу…»), стр. 122—124 (256—257)

Грёзы, стр. 125—136

На Гарце, стр. 137—146

Песни, стр. 147—177

Думы, стр. 178—184

Романсы и баллады, стр. 185—216

На смертном одре, стр. 217—223

Северное море

  • Часть первая, стр. 224—247
  • Часть вторая, стр. 248—271


О трёхтомнике Михайлова[править]

[1] «Вопросы литературы», 1-3, 1960, стр. 221- СОЧИНЕНИЯ ПОЭТА-РЕВОЛЮЦИОНЕРА:

[стр. 221] Трехтомное собрание избранных сочинений М. Л. Михайлова - первое авторитетное советское издание, объединяющее стихи, прозу, критику и публицистику известного поэта-революционера. Если поэтическое наследство Михайлова неоднократно переиздавалось, то его романы, очерки, критика долгое время оставались недоступными для читателя. Опираясь на большую текстологическую и комментаторскую работу советских литературоведов в области поэзии Михайлова, редакция нового собрания сочинений проделала сложный труд при подготовке к печати текстов, не публиковавшихся в советское время. Кроме того, редакции предстояло решить ответственную задачу: выбрать из большого литературного наследия Михайлова именно то, что представляет интерес для современных читателей.

Можно сразу же сказать, что в делом редакция справилась с этой задачей. В собрание сочинений включена значительная часть стихотворений Михайлова (почти все оригинальные и большинство переводных), лучшие образцы его прозы - повесть "Адам Адамыч" и роман "Перелетные птицы", несколько рассказов и очерков, десять критических статей (в том числе рецензии о "Легенде веков" Гюго, о "Горькой судьбине" Писемского, о "Кобзаре" Шевченко), важнейшие публицистические работы, известные автобиографические записки.

Все эти материалы дают достаточно полное представление о разнообразном наследии Михайлова. Однако приходится пожалеть, что в издание не включен интересный и очень важный для истории демократической литературы роман "Вместе", точнее начало романа, перекликающееся с "Что делать?" Чернышевского. В третьем томе было бы целесообразнее вместо историко-библиографической статьи "Старые книги" дать несколько злободневных для своего времени рецензий Михайлова (например, его журнальные обозрения, ценные статьи о Лермонтове, отзывы о книгах Д. Элиота, Ауэрбаха, Бабста и т. д.).

Собранию сочинений предпослана содержательная вступительная статья М. Дикман и Ю. Левина. Здесь без лакировочного превращения писателя в "революционера с пеленок", а с учетом сложных колебаний Михайлова в 50-е годы обрисованы его творческая эволюция и биография. Авторы справедливо отмечают своеобразие мировоззрения Михайлова


[стр. 222] по сравнению со взглядами Чернышевского и Добролюбова (более подробно это сравнение сделано в комментариях к третьему тому).

Умело связывая идейный анализ с художественным, авторы статьи тонко проникают в эстетическую структуру текста, делают интересные наблюдения над сходством Михайловских стихов с поэзией декабристов, с публицистикой революционных демократов, исследуют принципы перевода иноязычных произведений. Жаль только, что в статье проведено мало параллелей с творчеством современных Михайлову поэтов н прозаиков; своеобразие метода Михайлова было бы раскрыто еще более ярко при сопоставлении его с художественными принципами Некрасова, Огарева, Тургенева как в плане сходства, так и различия.

Так как издание рассчитано на широкие круги читателей, то составители снабдили тексты подробным реальным комментарием; им пришлось проделать громадную работу по выяснению давно забытых имен, по разысканию авторов упоминаемых произведений и цитируемых отрывков. Если при подготовке первого тома (стихи) можно было опираться на работы предшественников, то комментарии в следующих томах приходилось создавать заново. Впрочем, много нового мы находим и в первом томе, составитель которого, Г. Коган, изучила большой архивный и опубликованный материал "вокруг" стихов поэта, что дало возможность вскрыть ряд новых фактов.

И тем не менее именно первый том вызывает наиболее существенные возражения. Сомнительно прежде всего расположение произведений. Если во втором тоже принят хронологический принцип; в третьем - тематически-хронологический (с чем нельзя не согласиться), то первый том отличается отсутствием какого-либо единого принципа.

Произвольно выделен особый раздел "Сатирические стихотворения" с наивной ссылкой на совет Михайлова "группировать стихотворения по родам" (т. 1, стр. 536). Но почему бы тогда не выделить отдельно и эпиграммы, пародии, песни, элегии? Да и в рамках указанного раздела соседствуют совершенно различные стихотворения. Что общего между первой эпиграммой и романтическим стихом "Опять налетают роями..." (т. I, стр. 106)? Между "Экспромтом арестованного лондонского мазурика" и "Апостолом Андреем"?

Должно быть решительно оспорено расположение авторов в разделе переводов. Невозможно согласиться с полным пренебрежением к хронологии. Составитель повторяет здесь порядок расположения авторов и произведений из издания 1862 года, а остальные авторы и отдельные произведения механически присоединяются вслед за этими, так сказать, "законными". Это приводит к невероятной путанице; талмуд следует после корана; Т. Мур - после Лонгфелло; Щубарт, немецкий поэт XVIII века, - после Гейне и Гервега. Такая же мешанина возникает ив порядке расположения стихотворений каждого поэта, если только Михайловские переводы из него не полностью были напечатаны в издании 1862 года, - Г. Коган просто присоединяет их к "хвосту" списка (стихи Гёте и Гейне).

Много неточностей и ошибок в комментариях к первому тому. Сообщается, что стихотворение "Спали, господь, своим огнем" печатается по автографу ИРЛИ (стр. 544). Но в


[стр. 223] ИРЛИ хранится копия, автограф неизвестен. В стихотворении "Вадим" Михайлов будто бы полемизирует с так называемой "норманской теорией" (стр. 545). Но из стихотворения следует прямо противоположное: Михайлов явно считал властителей Новгорода, против которых восстал Вадим, варягами (см. строфы 10, 11, 14, 16, 23). По данным комментатора, стихотворение "Могила Сафо" переведено, вероятно, в 1850 - 1865 годах (стр. 564). Не слишком ли обширны рамки? Неверно указание на стр. 585, что стихотворение "Опустясь головкой сонной" впервые опубликовано в 1855 году в "Библиотеке для чтения". Оно было напечатано в "Санктпетербургских ведомостях" 26 апреля 1853 года. Сообщение, что "Михайлов не расставался с "Кобзарем" во время поездок (письмо 1860 года Н. В. Гербелю, ГПБ)" (стр. 616), содержит две ошибки. Во-первых, не следует ссылаться на архив Государственной публичной библиотеки имени М. Е. Салтыкова-Щедрина, если письмо опубликовано ("Историко-литературный сборник. Посвящается В. И. Срезневскому", Л. 1924, стр. 242), а во-вторых, Михайлов в этом письме, наоборот, сообщает Гербелю, что у него на даче нет своего "Кобзаря", и просит прислать его ему.

Приведенные примеры - лишь часть погрешностей, допущенных в комментариях.

Справедливости ради нужно сказать, что тот же составитель и комментатор во ' втором томе допустил значительно меньше ошибок, чем в первом. Укажем некоторые из них.

На стр. 548 сообщается, что Михайлов в "Адаме Адамыче" (1851) осмеивает "те повести 30-х годов, в которых бушевали неистовые страсти". Но если в самом деле Михайлов в начале 1850-х годов выступает против произведений двадцатилетней давности (что весьма сомнительно), то вряд ли стоит такой факт ставить ему в заслугу...

Далее: "Пародийная направленность повести подчеркивается Михайловым и эпиграфами, перекликающимися с ее эпилогом... Последние страницы эпилога повести напоминают знакомый всем эпилог романа Тургенева "Отцы и дети" (стр. 548). Действительно, высокая поэтическая скорбь сближает эти эпилоги. Но причем же здесь пародия? Эпиграфы к "Адаму Адамычу", серия сентенций о патриархальном рае в самом деле тесно связаны с общей концепцией повести, но совсем не так, как это объяснено в комментариях. Их смысл - в указании на то, что пошлая действительность провинциальной России враждебна душе светлой, доброй... и губит эту душу.

На стр. 557 отмечается, что "повествование велось от лица рассказчика-женщины.., что, однако, не было проведено последовательно". Нам не удалось найти в первой публикации повести ("Дело", 1867, N 12) ни одного случая, где бы нарушалось принятое с начала повествование от лица женщины.

В этом же втором томе встречаются ляпсусы при переводе чиноязычных текстов. Почему, например, "a pastoral fable" (пастушеская притча) переведено как "патриархальный вымысел" (стр. 5)?

Аналогичные ляпсусы имеются и в третьем томе. "De nobllitate" ("О благородстве" или "О превосходстве") почему-то переведено "О благоустройстве" (стр. 681); "en toutes lettres" (полностью, буквально) - как "для всеобщего обозрения" (стр. 443).


[стр. 224] В целом же недочеты в комментариях к третьему тому, несмотря на значительный объем (около ста страниц!), довольно редки. При характеристике развития библиографии в России 50-х годов (стр. 625) следовало бы указать на причины усиления интереса к данной науке именно в эти годы, отметить основные пороки "библиографического" направления, затронувшего и раннего Михайлова. Кстати, интересно было бы связать комментарии к этой статье ("Старые книги") и к уничтожающей сатире Михайлова на труд Геннади ("Г-н Геннади, исправляющий Пушкина").

Имеются неточности в формулировках. "Le Nord" - газета на французском языке, основанная в 1855 году русским правительством в целях защиты его политики, и в частности для борьбы с герценовским "Колоколом" (стр. 670). Но ведь "Колокол" начал выходить два года спустя, и лишь тогда "Le Nord" мог вступить в эту борьбу.

Сложная текстологическая работа в третьем томе - сверка и соотношение двух редакций автобиографических записок Михайлова - не всегда доведена до конца. Вряд ли стоило, например, механически перепечатывать текст "Русской старины": "Нет, такого не участвует" (стр. 471). В "Русском богатстве", видимо, более правильно: "Нет, такой не участвует". Или уж по крайней мере следовало перенести запятую: "Нет такого, не участвует".

Общим недостатком издания являются отдельные пропуски в комментариях: многие имена и устаревшие понятия не получили объяснения. Довольно многочисленны опечатки, иногда запутывающие смысл текста.

Разумеется, отмеченные выше погрешности составляют незначительную долю в обширном комментарии" где наглядно видна трудная, многолетняя работа большого коллектива, но и они весьма досадны в массовом издании, рассчитанном, видимо, на несколько поколений: трехтомник выпущен огромным тиражом - 150000 экземпляров!

Letzte Gedichte und Gedanken[править]

[2]

I.

II.

III.

IV.

Gedanken und Einfälle.

  • I. Persönliches (стр. 185—187)
  • II. Religion und Philosophie (стр. 188—202)
  • III. Kunst und Literatur (стр. 203—231)
  • IV. Staat und Gesellschaft (стр. 232—251)
  • V. Frauen, Liebe und Ehe (стр. 252—254)
  • VI. Vermischte Einfälle (стр. 255—262)
  • VII. Bilder und Farbenstriche (стр. 263—268)

Vermischte Aufsäße und Briefe.

  • Albert Methfessel (стр. 271—272)
  • Nachträge zu den «Reisebildern» (стр. 273—305)
  • ...

Der Salon, 1. Teil[править]

Vorrede

"Ich rate Euch, Gevatter, lasst mich auf Eur Schild keinen goldenen Engel, sondern einen roten Löwen malen; ich bin mal dran gewöhnt, und Ihr wedet sehen, wenn ich Euch auch einen goldenen Engel male, so wird er doch wie ein roter Löwe aussehn.

....

Paris, den 17ten October 1833

Heinrich Heine

Gedichte

I. «Mir träumte von einem schönen Kind…», стр. 146
II. «Du bist ja heut so grambefangen…», стр. 148—147
III. «Ich hatte einst ein schönes Vaterland…», стр. 149
  • Tragödie
I. «Entflieh mit mir und sei mein Weib…», стр. 150
II. «Es fiel ein Reif in der Frühlingsnacht…», стр. 151
III. «Auf ihrem Grab, da steht eine Linde…», стр. 152
  • Seraphine
I. «Wandl' ich in dem Wald des Abends…», стр. 153
II. «An dem stillen Meeresstrande…», стр. 154
III. «Das ist eine weiße Möve…», стр. 155
IV. «Daß du mich liebst, das wußt’ ich…», стр. 156
V. «Wie neubegierig die Möve…», стр. 157
VI. «Sie floh vor mir wie’n Reh so scheu…», стр. 158-159
VII. «Auf diesem Felsen bauen wir…», стр. 160
VIII. «Graue Nacht liegt auf dem Meere…», стр. 161-162
IX. «Schattenküsse, Schattenliebe…», стр. 163
X. «Das Fräulein stand am Meere…», стр. 164
XI. «Mit schwarzen Segeln segelt mein Schiff…», стр. 165
XII. «Wie schändlich du gehandelt…», стр. 166
XIII. «Es ziehen die brausenden Wellen…», стр. 167
XIV. «Es ragt in’s Meer der Runenstein…», стр. 168
XV. «Das Wort [Meer] erstralt im Sonnenschein…», стр. 169
  • Angelique
I. «Nun der Gott mir günstig nicket…», стр. 170
II. «Wie rasch du auch vorüberschrittest…», стр. 171
III. «Nimmer glaub ich, junge Schöne…», стр. 172
IV. «Wie entwickeln sich doch schnelle…», стр. 173
V. «Ach, wie schön bist du, wenn traulich…», стр. 174
VI. «Fürchte nichts, geliebte Seele…», стр. 175
VII. «Ja freilich, du bist mein Ideal…», стр. 176
VIII. «Schaff’ mich nicht ab, wenn auch den Durst…», стр. 177
  • Diane
I. «Diese schönen Gliedermassen…», стр. 178
II. «Am Golfe von Biskaya…», стр. 179
III. «Manchmal, wenn ich bei Euch bin…», стр. 180
  • Erfahrung («Ehmals glaubt ich, alle Küsse…»), стр. 181
  • Hortense
I. «Wir standen an der Straßeneck…», стр. 182
II. «Nicht lange täuschte mich das Glück…», стр. 183
  • Clarisse
I. «Meinen schönsten Liebesantrag…», стр. 184
II. «Ueberall wo du auch wandelst…», стр. 185
III. «Hol’ der Teufel deine Mutter…», стр. 186
IV. «Geh’ nicht durch die böse Straße…», стр. 187
V. «Jetzt verwundet, krank und leidend…», стр. 188-189
VI. «Wälderfreye Nachtigallen…», стр. 190
VII. «Es kommt der Lenz mit dem Hochzeitgeschenk…», стр. 191
VIII. «Schütz' Euch Gott vor Ueberhitzung…», стр. 192
IX. «Jetzt kannst du mit vollem Recht…», стр. 193
X. «Wie du knurrst und lachst und brütest…», стр. 194
  • Yolante und Marie
I. «Diese Damen, sie verstehen…», стр. 195

Другое[править]