У гроба Франца Шумайера (Троцкий)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

У гроба Франца Шумайера (Австрийская социал-демократия)
автор Лев Давидович Троцкий (1879–1940)
Опубл.: 8 февраля 1913. Источник: Троцкий, Л. Д. Сочинения. — М.; Л., 1926. — Т. 8. Перед историческим рубежом. Политические силуэты. — С. 5–7.


Природа дала ему пламенный, никогда не угасавший темперамент, священную способность снова и снова возмущаться, любить, ненавидеть и проклинать. Происхождение дало ему кровную, никогда не ослабевавшую связь со страдающей и борющейся массой. Партия дала ему понимание условий освобождения пролетариата. Все вместе создало эту прекрасную личность, известную и ценимую, а теперь оплакиваемую далеко за пределами Вены и Австрии.

Рабочий класс нуждается в вождях самого различного склада. Выходцы из буржуазных классов, которые порвали со старыми общественными узами, которые внутренно перестроили себя, которые отождествили смысл своей жизни с движением и ростом рабочего класса, — такие вожди играют большую роль в истории рабочего класса. Сперва великие утописты — Сен-Симон, Фурье, Оуэн[1], — затем основоположники научного социализма — Маркс, Энгельс, Лассаль[2] — вышли из буржуазных классов. Разве можно себе представить нашу немецкую партию — в ее развитии — без Либкнехта, без Зингера? Или без Каутского? Австрийскую социал-демократию — без Виктора Адлера? Французский социализм — без Лафарга, Жореса и Геда[3]? Русскую социал-демократию — без Плеханова[4].

Через этих блестящих диссидентов имущие классы — помимо своей воли — возвращают пролетариату частицу той научной культуры, которую они накопили вековыми усилиями во тьме погрязавших народных масс. И пролетариат может гордиться, что его историческая миссия, как могущественный магнит, притягивает к нему благородные умы и сильные характеры из имущих классов. Но пока руководство политической борьбой находится в руках только этих вождей, рабочие не могут освободиться от чувства, что они все еще находятся под политической опекой. Уверенное самосознание и классовая гордость проникают их в полной мере только тогда, когда они в первый ряд руководящих выдвигают снизу своих собственных людей, выросших вместе с ними и в своей личности воплощающих все политические и духовные завоевания рабочего класса. В таких вождей пролетариат глядится, как в зеркало, в котором он видит лучшие стороны своего классового я.

Для венского пролетариата — насколько я могу судить о нем по пятилетним наблюдениям — таким классовым зеркалом был прежде всего Франц Шумайер.

Встречаться с Шумайером на личной почве мне приходилось очень мало. Но я не раз слышал его на народных собраниях, в парламенте и на партийных съездах. А достаточно было несколько раз видеть и слышать Шумайера, чтобы знать его. Ибо он меньше всего походил на замкнутую в себе «загадочную» натуру. Он был человек действия, схватки, призыва, улицы, натиска, — он воплощал собою действие и в действии раскрывался. Про него можно сказать словами греческого философа, что он все свое носил с собою. Оттого, слушая его, мы воспринимали не только его мысли в облачении живых слов, всегда метких, всегда своих, — мы видели всего Шумайера в действии, в атлетической борьбе за душу его аудитории.

Когда за спиной этой прекрасной, из энергии и дерзновения созданной фигуры представляешь себе другую, темную и жалкую фигуру «христианско-социального» убийцы с браунингом в руке, трагический смысл совершившегося потрясает с ног до головы[5].

Какие непосредственные мотивы руководили убийцей, этот вопрос мы оставляем в стороне. Но кто такой этот несчастный — не как личность, а как тип, — мы знаем: он тоже пролетарий, но отщепенец, классовый перебежчик. Он не хотел идти вместе со своим классом по его великому историческому пути. Во враждебных исторических силах — государстве, церкви и капитале, — которых существование зиждется на физическом закабалении и духовном отупении масс, — убийца искал союзников против своего класса, когда тот стремился наложить на него свою коллективную дисциплину. Ветхие предрассудки, которые окружают колыбель пролетариата, инстинкты рабства, жалкий эгоизм соединились в этом отщепенце, — он олицетворял собой все худшее в прошлом трудящихся масс, как Шумайер олицетворял лучшие черты их будущего. И вот это темное рабское прошлое в бешеной судороге восстает против будущего.

Кто знает? Может и в этом отступнике жила внутренняя гноящаяся рана, сознание своей отверженности, — и презрение к себе превращалось в слепую ненависть, в смертельную зависть ко всему тому, что есть в социалистическом движении высокого и прекрасного, — к его презрению ко всем унаследованным суевериям, к его свободе от всех инстинктов рабства, к его нравственной отваге, к его жизнерадостной уверенности в своей победе. И дикая ненависть разрядила браунинг.

Что сделают теперь они, стражи порядка и закона, с убийцей, который тоже считал себя ведь человеком порядка и закона, это нам, в конце концов, все равно. На этом пути мы нравственного удовлетворения не найдем. Нам остается предоставить мертвым хоронить мертвеца.

А Франц Шумайер остается с нами. Мы похороним лишь то, что было в нем смертного. Но дух его живет в наших сердцах — непримиримый дух революционного трибуна.

«Луч» № 32,
8 февраля 1913 г.

  1. Сен-Симон, Анри (Генрих) (1760—1825) — французский социалист-утопист, родился в старинной аристократической семье. Разочаровавшись в окружающей среде, Сен-Симон становится решительным врагом паразитических сословий. В своих многочисленных сочинениях Сен-Симон развивает мысль о прогрессивном движении человеческой истории и предсказывает замену современного ему эксплуататорского строя социалистическим обществом, основанным на началах взаимной солидарности и общего сотрудничества. В этом будущем обществе стремлениям человеческой личности будет обеспечен самый широкий простор; вместо власти человека над человеком будет существовать только власть коллективного человека над вещами. Учение Сен-Симона опиралось на молодую буржуазную радикальную интеллигенцию. — В России идеи Сен-Симона были довольно сильно распространены среди передовой русской интеллигенции 30-х и 40-х годов. Фурье, Шарль (1772—1837) — родился в семье богатого провинциального купца. В своих сочинениях Фурье дает яркое изображение быстро созидавшегося в его время капиталистического общества с его анархией производства, подавлением и угнетением человеческой личности. Показав все вопиющее несовершенство современного ему строя, Фурье рисует затем картину будущего общества, в котором будет царить полная гармония. Фурье представлял себе идеальное общество будущего в виде федерации отдельных трудовых союзов, по 1.500 — 2.000 человек в каждом (так называемые «фаланстеры»). Он считал, что подобная организация общежития обеспечит полное удовлетворение потребностям и стремлениям каждой человеческой личности. Один из типичнейших утопистов, Фурье был уверен, что для создания идеального общественного строя вполне достаточно доброй воли отдельных лиц, которые проникнутся сознанием его превосходства. Оуэн, Роберт (1771—1858) — известный английский социалист-утопист. Родился в семье шорника. В детстве служил приказчиком в Лондоне и др. городах. 20-ти лет получил место директора текстильной фабрики в Манчестере. Вскоре Оуэн приобрел в Нью-Ланарке (Шотландия) фабрику, в которой стал практически проводить свои социально-реформаторские взгляды. Он значительно сократил рабочий день, увеличил заработную плату, построил гигиенические помещения и т. д. Эти меры сильно подняли производительность труда рабочих. Успех Оуэна заставил его повести агитацию среди промышленников за издание фабричного законодательства в духе его реформ. Не ограничиваясь агитацией среди английской буржуазии, Оуэн совершает поездку во Францию, в Германию и др. страны и ведет переговоры с руководящими государственными людьми о своем плане разрешения рабочего вопроса. Не добившись в этом направлении никаких результатов, Оуэн уезжает в Америку, где создает так называемые «коммуны органических интересов», продолжая проводить в них свои опыты, не увенчавшиеся, однако, сколько-нибудь значительным успехом. К чартизму Оуэн относился отрицательно. Он считал неправильной идею классовой борьбы пролетариата и верил в возможность мирного сотрудничества рабочего класса и буржуазии.
  2. Лассаль, Фердинанд (1825—1864) — знаменитый немецкий социалист, один из основателей немецкой социал-демократии. Историческая заслуга Лассаля и главный итог его политической деятельности заключаются в том, что он сумел пробудить рабочие массы Германии от спячки, в которую они погрузились после революции 1848 г. Лассаль, ведя отчаянную борьбу с либералами, державшими под своим влиянием рабочих, толкнул своей энергичной агитацией последних к организации самостоятельного Всегерманского Рабочего Союза. Таковой и был создан в 1863 г. под пожизненным председательством Лассаля. В области теории социализма и программы политической деятельности Лассаль хотя и считал себя учеником Маркса и Энгельса, однако значительно отклонялся от их мировоззрения. Так, исходя из неправильного понимания законов, которыми регулируется заработная плата рабочего, считая ее минимум постоянной и неизменяемой величиной, он выдвигал, как панацею от зол капиталистического общества, производительные рабочие товарищества, субсидируемые государством. С другой стороны, Лассаль придавал преувеличенное значение всеобщему избирательному праву, для проведения которого он пускался в не всегда безупречное политиканство с Бисмарком. Лассаль оставил после себя целый ряд крупных научных трудов и печатных речей. Назовем его «Гераклита», исследование в области греческой философии, «Систему приобретенных прав», философско-правовое исследование, «Бастиа-Шульце», экономическое исследование, наконец, его речи: «Сущность конституции», «Программа работников», до сих пор не потерявшие своего научного и литературного достоинства. После смерти Лассаля его приверженцы, лассальянцы, слились с эйзенахцами-марксистами на съезде в Готе в 1875 году, образовав единую германскую социал-демократическую партию.
  3. Гед, Жюль — лидер марксистского направления во французском социализме. В юности был бланкистом, к марксизму перешел с конца 70-х годов. Вместе с Лафаргом Гед является основателем французской рабочей партии. Из старых вождей II Интернационала Гед был самым последовательным защитником революционного марксизма и в течение нескольких десятилетий вел непримиримую борьбу с реформистскими тенденциями во французском движении. С начала мировой войны Гед превращается в социал-патриота и входит даже министром без портфеля в кабинет Вивиани. В последние годы престарелый Гед уже не принимал участия в политической жизни. Лафарг, Поль (1842—1911) — один из наиболее выдержанных французских марксистов; был лично знаком с Карлом Марксом, который и оказал решающее влияние на развитие его политических и научных взглядов. Принял активное участие в деятельности Парижской Коммуны, после разгрома которой бежал в Испанию. Вернувшись во Францию после амнистии, он быстро выдвинулся в ряды влиятельнейших вождей французского рабочего движения. Перу Лафарга принадлежит ряд выдающихся научных трудов и брошюр. В старости, сознавая свою непригодность к дальнейшей работе, покончил жизнь самоубийством. (См. подробн. т. XII, примечание 75.)
  4. О Каутском, В. Адлере, Жоресе, Плеханове см. в этом томе статьи на стр. 44, 7, 16, 20, 56, 62 и 65. — Ред.
  5. Убийцей Франца Шумайера — оказался рабочий Куншак. На допросе Куншак заявил, что убийство совершено им исключительно по мотивам политической мести. Куншак еще в 1905 г. был известен своими доносами на рабочие организации и систематическим штрейкбрехерством. Подвергнутый за это бойкоту рабочими социалистами, он в течение долгого времени не мог найти себе постоянной работы. Убийством одного из любимых вождей с.-д. рабочих он хотел отомстить социалистическому пролетариату Вены.