Фарман Башкирского правительства № 1

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Фарман Башкирского центрального шуро (совета) от 11 ноября 1917 года № 1
Источник: А. А. Валидов — организатор автономии Башкортостана. У истоков федерализма в России (1917—1920). Документы и материалы. /Сост. Н. М. Хисматуллина, Р. Н. Бикметова, А. М. Галеева, Ю. Р. Сайранов. — Уфа: Китап, 2005. — Т. 1. — С. 56—60. — ISBN 5-295-03702-9.


Башкирское центральное шуро (совет)


Фарман
от 11 ноября 1917 года № 1



Всему башкирскому народу, башкирским районным и уездным советам

В связи с тем, что 25 октября сего 1917 г. Временное правительство России свергнуто партией большевиков, в России начались междуусобные (гражданские) войны. Распустив Временное правительство в Петрограде, большевики, хотя и захватили в свои руки Москву, Казань, Харьков, Саратов, Самару, Уфу и другие губернские города внутренней России, но тем не менее многие страны (местности) их не признают, им не поддаются, а наоборот, каждая из них управляется самостоятельно (сама собой), поэтому теперь нельзя и определить, кто в России является главой (властью) и кто подвластным, подданным. Личная и имущественная безопасность людей потеряла всякую почву под собой.

Выступая с лозунгом «Землю крестьянам!», большевики объявили, что все земли передаются в полное распоряжение земельных комитетов и крестьянских учреждений (организаций). Это объявление достаточно служит к тому, чтобы возникли войны (драки) по поводу раздела земли среди сельского населения как признавшего власть большевиков, так и не признающего, и, действительно, теперь мы наблюдаем случаи покушения на земли, леса и имущества башкир в разных местностях Оренбургской и Уфимской губерний.

Во всю господствуют грабежи и убийства, суда же нет. Нет наказаний. В населении, в особенности в Башкирии, где население издавна привыкло к порядку и подчиненности, это обстоятельство с каждым днем развивает гнев и недовольство. Кроме того, наблюдается самовольное возвращение с фронта армии под влиянием охватившего ее голода и холода. Почву для этого подготовили большевики сами. Всем известно, что самовольное возвращение солдат с фронта, развиваясь с каждым днем, принимает массовый характер и колоссальные размеры, и в результате при произвольном и совершенно беспорядочном следовании этой многомиллионной армии все железные дороги разрушаются, а местности, лежащие по пути, подвергаются грабежу, насилию; и так начинается гибель. Необходимо иметь в виду, что эти бедствия, эти произволы и бесчинства могут охватить и нашу мирную Башкирию и вся страна, таким образом, может превратиться в море крови. Эти бедствия, возникшие вместе с большевистским движением, ни в коем случае не должны распространяться по нашей Башкирии. В настоящее время отсутствие признаваемого всем народом правительства, т. е. безвластие окончательно подорвало силы представителей правительства Керенского, лишившегося авторитета ввиду своей слабости по отношению к большевикам, что мы наблюдаем в Башкирии, где почва решительно ускользает из-под ног губернских, уездных и волостных органов власти. Последние совершенно не в силах прекратить бесчинства. И они ни к чему не способны.

Что же предпринять для того, чтобы спастись и выйти из этого гибельного положения?

Единственная мера к спасению здесь заключается в следующем: каждая народность и национальность, обладающие землею и имуществом, должны заботиться о себе сами, свою жизнь, кров, душу, имущество, собственность, землю охранять сами.

Также для Башкирии единственной мерой к спасению является захват власти башкирским народом в свои руки, забота народа о себе самом, охрана своей жизни, крови, души своими собственными силами.

Большевистское правительство в своей декларации от 2 ноября официально объявило само, что каждая нация имеет право на самоопределение, как это ей угодно и даже при желании отделиться от России. Различные национальности, конечно, не по объявлению большевиков, а по своей действительной потребности начали создавать свои территориальные автономии: Украина, Бессарабия, казачье население, горские (дагестанские) мусульмане и даже более мелкие народности, как калмыки и ногаи, уже захватили свои дела в собственные руки и твердо вступили на путь охраны своей жизни собственными силами, создавая для этого свои правительства и подчиняясь непременно только последнему.

Башкирский народ на общих (всенародных) съездах, в преподанном им Башкирскому центральному совету положении (пункт 1, 3) поручил «в случае беспорядков в государстве управление (власть) Башкирией взять в свои руки» и этим возложил всю ответственность настоящего тяжелого момента на Центральный совет. И этот момент теперь настал. Они не дадут нас грабить, мы также не допустим, чтобы их грабили.

В союзе с этими национальностями мы должны действовать в качестве равноправного члена и имея свою определенную тактику. Но ни в коем случае не должны представлять из себя слабенькое орудие, которому надлежит плестись за ними.

Вы, башкиры, возложили на ваш Центральный совет слишком тяжелые обязанности. И эти последние тем больше выявляют вашу политическую платформу и тактику. Вы поручили Центральному совету восстановить эскадроны, потерянные вами полвека тому назад. С этим вопросом представитель Центрального совета заходил в военную часть правительства Керенского. Однако вопрос не был разрешен. Вы не соглашались с существующим (административным) делением Башкирии на губернии, уезды и волости и также выражали ваше недовольство земствами, связывающими вас с чужими где-то далеко расположенными русскими городами. Поэтому вы требовали учреждения на башкирских территориях отдельных районных земств.

Через эти последние вы предполагали все свои налоги расходовать на себя и свои нужды и также проложить путь к своей территориальной автономии. Ваши представители с этим вопросом посетили министерство Авксентьева, но ходатайство принято не было. Все башкирские земли вы требовали передать в ведение Башкирского главного земельного комитета и затем на лесном съезде требовали все лесные богатства передать в ведение того же комитета. Дело это было направлено в министерство Чернова, которое оставило его без внимания. Затем вы поручили Центральному совету истребование обратно в собственность башкир все имущество и сумму, принадлежавшую ранее башкирам. И с этим вопросом обращались к тем же министрам. Эти вопросы также откладывались. Так как министры Керенского наряду с другими вопросами любили откладывать впредь до созыва Учредительного собрания и все совершенно бесспорные права отдельных наций. Однако ваш Центральный совет не обратил на это внимания. Он соорганизовал свой народ. Он покрыл всю Башкирию сетью районных Советов. Работа по организации последних уже закончена везде, за исключением Мензелинского уезда. Но, тем не менее правительство Керенского не спешит официально принять (удовлетворять) наши требования, что нанесло довольно значительный ущерб нашему делу.

Поэтому башкиры и башкирские солдаты (войска) ни в коем случае не могут стоять за восстановление правительства Керенского, если бы даже и стояли на одной платформе с другими национальностями в общероссийской политике. Башкиры, башкирские войска могут и должны стоять лишь за такое правительство, которое признает в полном объеме права отдельных национальностей, ставит себе целью проводить в России реформы на основе полного признания прав национальностей, однако, способное установить твердую власть и порядок.

Настоящее большевистское правительство предоставляет национальностям права вплоть до отделения от России. Но в виде приложения к этим правам оно дает беспорядок, беззаконие и бесчинства. Такого подарка башкирский народ, конечно, не принимает. Он должен знать свое дело (нужду), и он это знает.

Пусть откроет свои глаза башкирский народ и пусть знает, что настало время и ему выйти из-под опеки других, спасти себя от гибели, от потока переселенцев, который грозит его поглотить и что настал момент вернуть и восстановить ему свои права, в защиту которых вел он веками непрерывные войны, давал бесчисленные жертвы, и которых в бессилии лишился, наконец.

Братья наши татары и те из русских, которые выказывали в былое время свое сочувствие (жалость) к башкирам, пусть теперь докажут, что эти их чувства были искренни. И пусть они действуют заодно с башкирами в деле осуществления территориальной автономии и установления порядка и законности в стране.

Настоящим приказываем всем башкирским районным советам Оренбургской губернии: быть в полной готовности ко всему, в спешном порядке по телеграфу сообщить нам свой телеграфный адрес (с указанием ближайшего телеграфа) и впредь в этих телеграфных пунктах содержать специального человека (нарочного) и лошадь для сообщений. События меняются не по дням, а по минутам с невообразимой быстротой.

Башкирский центральный совет не подчиняется чьей-либо власти. Дни и ночи без отдыха он занят работами по освобождению всей Башкирии из-под власти других (из подчинения другим).

В Уфимской и Самарской губерниях во многих местах башкиры перемешаны с татарами. Присоединяются ли к автономной Башкирии живущие здесь братья наши татары и также присоединяются ли к нам русские, занимающие территории, входящие в состав Башкирии, пока вопрос этот, как и мнения их самих, еще окончательно не выяснен. Ввиду чего объявление Башкирской территориальной автономии в этих губерниях придется отложить до съезда, имеющего быть восьмого декабря. Восточная часть Оренбургской губернии населена исключительно башкирами и поэтому нет никаких препятствий к тому, чтобы теперь же объявить в Оренбургской губернии территориальную автономию Башкирии и проводить таковую в жизнь. Поэтому Башкирский центральный совет готовится отделить башкир Оренбургской губернии от русских во всех отношениях управления и объявить их подведомственными (подвластными) исключительно Башкирскому центральному совету, с таковой целью он занят разработкой правил и порядка подчиненности башкир Оренбургской губернии по всем политическим, национальным, гражданским делам исключительно Башкирскому центральному совету.

Одним объявлением автономии вопрос далеко не исчерпывается. Присматриваясь к делу поближе, мы видим, что Башкирия сама разделена на две части. Часть Башкирии, тяготеющая к Уфе, находится под властью большевиков, Оренбургские же башкиры вне сферы их власти. Но ни одна из этих частей Башкирии не определила еще своего отношения к настоящему положению вещей. По ту сторону оренбургских башкир живет казачье население, которое определенно не признает большевиков. Вследствие этого Башкирия совершенно безвинно может превратиться в театр военных действий двух враждующих сторон и таким образом очутиться в положении фронтовой полосы. Сможет ли наша прекрасная Башкирия переносить «на своей шее войну этих двух трагедий»? Должна ли поэтому одна часть башкирских войск сцепиться (воевать) с другой? Нет. Этого у нас не должно быть. Ибо мы не большевики и не меньшевики: мы лишь башкиры. На какой (чьей) же стороне мы должны быть? Ни на какой. Мы на своей собственной стороне. Нам нечего делать в этих спорных вопросах. Наше дело — охранять нашу личную и имущественную безопасность (собственность). Двухмиллионный башкирский народ не может быть игрушкой в таких ничтожных политических забавах (играх). У него должны быть свои нужды, своя потребность, своя политика, своя точка зрения.

И это у нас есть. Оно у нас заключается в получении территориальной национальной автономии. В этих целях ваш Центральный союз вступил в «Совет национальностей» в Киеве, куда и направил своих двух представителей. Мы стремимся к тому, чтобы получить территориальную автономию, установить в стране порядок, дисциплину, охранять свою страну и свои земли. Таковы и горские (дагестанские) мусульмане, киргизы и наши соседи — казаки (казачье население). С каковой целью и объединились эти национальности в Союз. Мы и горцы большевиков не признаем, ибо мы желаем охранять свою жизнь и собственность, избегая всяких беспорядков, бесчинств и бедствий. Казачье население (казаки) также не признает большевиков, причиною чего у них являются некоторые политические вопросы, которые нас не касаются, а главным образом, цель охраны спокойствия и благополучия страны в этом деле объединяет их и нас с национальностями, вступившими в «юго-восточный союз национальностей». Вот почему и ваш Центральный союз 11 сего ноября вступил членом в этот союз, однако при условии — в случае необходимости в деле осуществления территориальных автономий его членов — прийти к ним на помощь своими вооруженными силами. Поэтому в дальнейшем башкирский народ и башкирские войска и также стоящий во главе их всех Башкирский центральный совет в этих невероятных событиях последнего времени должны объединяться и действовать в союзе лишь с теми национальностями, которые ставят своей целью осуществление территориальной автономии и охрану порядка и спокойствия в стране, и главным образом в союзе с теми народностями, которые состоят членами «Юго-восточного союза свободных национальностей».

Являясь автономными (свободными) и состоя с нами в союзе, эти национальности не допустят покушения на наши права, как и мы в свою очередь не допустим, чтобы кто-либо покушался на их права.

Выборы в Учредительное собрание должны продолжаться своим путем, наряду с другими подготовительными мерами. Башкирский Центральный Союз намерен создать (соорганизовать) военные силы для охраны безопасности и практического осуществления территориальной автономии, где это окажется необходимым. С этой целью Башкирский центральный совет откомандировал одного из самых ответственных лиц своих во внутреннюю Россию для собирания повсеместно разбросанных наших войск. Теперь народ сам должен заботиться о себе и охрану своей жизни и интересов взять в свои руки.

Все наличное имеющееся на руках (по деревням) оружие должно быть принято на учет и находиться в ведении районных советов. С каждым днем надлежит ждать распоряжений Центрального совета.


Председатель Башкирского совета — Шариф Манатов

Помощник председателя и заведующий внутренними организациями — Ахмед-Закий Валидов

Заведующий финансовыми делами — Фатих Давлетшин

Заведующий экономическими делами — Дзигангарей Амиров

Заведующий земельными и лесными делами — Али-Ахмед Айдбаев

Заведующий делами просвещения — Муса Смаков

Заведующий делами по статистике — Али-Ахмед Хасанов

Заведующий военными делами — Ильдерхан Мутин

Секретарь — Шайх-Заде Бабич


г. Оренбург, Караван-Сарай