Фьордиспина (Шелли/Бальмонт)/ПСС 1903 (ДО)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Yat-round-icon1.jpg

Фьордиспина
авторъ Перси Биши Шелли (1792—1822), пер. Константинъ Дмитріевичъ Бальмонтъ (1867—1942)
Языкъ оригинала: англійскій. Названіе въ оригиналѣ: Fiordispina («The season was the childhood of sweet June…»). — См. Из Перси Биши Шелли. Дата созданія: ориг. 1820; пер. 1903, опубл.: ориг. 1824, 1862; пер. 1903. Источникъ: Перси Биши Шелли. Полное собраніе сочиненій / Переводъ К. Д. Бальмонта. — Новое переработанное изд. — СПб.: Т-во «Знаніе», 1903. — Т. 1. — С. 259—262..

Редакціи




[259]
ФЬОРДИСПИНА.

То было лѣтомъ. Нѣжною мечтой
Дышалъ Іюнь воздушно-молодой,
И каждый мигъ, своей усладой полный,
Скользилъ легко, безшумный и безмолвный,
Какъ въ Вѣчности сіянье долгихъ лѣтъ,
Которымъ окончанья нѣтъ и нѣтъ.
Привѣтъ тебѣ и счастье, Фьордиспина,
Весь міръ тебѣ—какъ свѣтлая долина,
И счастіе Козимо твоему,
10 Предъ вами солнце утра гонитъ тьму,
И глубина часовъ неисчислимыхъ
Вамъ прочитъ міръ чудесъ и ласкъ любимыхъ.
. . . . . . . . . . . . . . . 
Двоюродные братъ съ сестрой они,
Но такъ согласны юные ихъ дни,
15 Какъ будто братъ съ сестрой они родные;
Но между ними страсть, и лишь впервые
Они могли другъ друга полюбить,
Когда ихъ рокъ велѣлъ имъ розно быть,

[260]

И раздѣлилъ премудро ихъ рожденье,
20 Чтобъ имъ послать безгрѣшность наслажденья.
Какъ два цвѣтка, но на одномъ стеблѣ,
Они росли въ весенней свѣтлой мглѣ,
И утромъ тѣ же имъ лучи свѣтили,
И тѣ же капли влаги ихъ будили,
25 И тѣ же ихъ баюкали мечты
Въ сіяніи разсвѣтной красоты,
И та же ихъ рука сорветъ въ расцвѣтѣ,
Заставивъ ихъ равно вздохнуть о лѣтѣ.
Для всѣхъ, кто любитъ, дышетъ блескъ свѣтилъ,
30 А кто еще когда, какъ ты, любилъ
О, Фьордиспина? Развѣ лишь твой милый,
Козимо, въ чьей душѣ съ такою силой
Горитъ твой ликъ, сверкаетъ яркій сонъ,
Что идолъ сна тѣмъ ликомъ затемненъ.
35 Онъ тонетъ въ морѣ нѣжности влюбленной,
Но ты горишь звѣздой, надъ нимъ зажженной.
Ты жизнь его, и ты Любовь сама,
Ты блескъ его, свѣтъ сердца и ума:
Такая страсть кончается страданьемъ
40 Или грѣхомъ, наскучивъ ожиданьемъ,
Но въ это утро вамъ открылся рай,
Васъ манитъ свадьбой жизненный вашъ Май.
. . . . . . . . . . . . . . . 
«Лежите здѣсь, блестя своей красою,
«Дремлите, освѣженные росою,
45 «О, дѣти улетающихъ часовъ!»
И Фьордиспина стебельки цвѣтовъ
Кладетъ на столъ изъ нѣжнаго порфира.

И вотъ они лежатъ, любимцы міра,
И такъ свѣтло въ нихъ дышетъ красота,
50 Какъ будто въ нихъ живетъ и дышетъ та,
Что ласково на нихъ сейчасъ глядѣла,
И теплоту воздушныхъ рукъ и тѣла
Она какъ будто имъ передала,
Когда благоуханныхъ сорвала;

[261]

55 Цвѣты лежали въ дремѣ безмятежной,
Какъ тотъ, кто убаюканъ пѣсней нѣжной,
Тѣмъ голосомъ, который любитъ онъ,
Которымъ такъ воздушно усыпленъ;
Ей было точно дѣтски жаль, что ею
60 Они разлучены съ землей своею.
И чары этой жалости на нихъ
Легли сіяньемъ красокъ огневыхъ.
Тутъ были всѣ прекрасныя растенья,
Что красятъ землю нѣгой наслажденья,
65 И мирта, и лимонные цвѣты,
И тотъ цвѣтокъ, чьи нѣжныя черты
Окутаны какъ будто дымкой снѣга,
Въ которомъ неразсказанная нѣга.
. . . . . . . . . . . . . . . 
Но Фьордиспина, утра веселѣй,
70 Со старою кормилицей своей.
Ужь далеко, предъ портикомъ высокимъ,
И съ чувствомъ столь же свѣтлымъ, какъ глубокимъ,
На руку старой Медіи она
Кладетъ свою, заботливо-нѣжна.
. . . . . . . . . . . . . . . 
75 Изсохшая, поблекшая, сѣдая,
Идя съ трудомъ, и ветхій станъ склоняя,
Была старуха точно въ снѣ глухомъ,
Какъ древній стволъ, густымъ поросшій мхомъ.
. . . . . . . . . . . . . . . 
«О, Медія, бѣдняжка, ты устала:
80 «Идешь съ трудомъ, и говоришь такъ мало».
«— Ахъ, Фьордиспина милая моя,
«Ты—къ свадебной постели, къ гробу—я».
«— Но знаешь, если бъ умеръ онъ, мой милый.
«Не дрогнула бы я передъ могилой,
85 «И въ саванъ бы одѣлась я тогда,
«Какъ въ свадебный покровъ свой, навсегда».
«— Ахъ, милое дитя, слова такія
«Какъ снѣгъ въ Іюнѣ; мы еще живыя.
«Тебѣ ль, дружокъ, о саванѣ мечтать!

[262]

90 «Настанетъ ночь, и будетъ такъ плясать
«Твое сердечко! Ты пришла изъ Рая.
«И хочешь въ Рай, такая молодая?
«И ты не хочешь знать, какъ двѣ души
«Сливаются утонченно въ тиши?
95 «Кто знаетъ, можетъ быть душа земная,
«Элизіумъ обширный созерцая,
«Безъ тѣла тамъ, ужь не смѣется вновь,
«И не играетъ весело въ любовь».




Примѣчаніе К. Д. Бальмонта


[493]Къ стр. 261.
Фьордиспина.

Шелли говоритъ о старухѣ:

Была старуха точно въ снѣ глухомъ,
Какъ древній стволъ, густымъ поросшій мхомъ.

[494] Кальдеронъ въ драмѣ El Principe constante (Стойкій Принцъ, II. 1), описывая старуху, говоритъ:

Какъ бы древесный стволъ, изсохшій,
И съ неободранной корой.




PD-icon.svg Это произведеніе перешло въ общественное достояніе.
Произведеніе написано авторомъ, умершимъ болѣе семидесяти лѣтъ назадъ и опубликовано прижизненно, либо посмертно, но съ момента публикаціи также прошло болѣе семидесяти лѣтъ.
Кромѣ того, переводъ выполненъ авторомъ, умершимъ болѣе семидесяти лѣтъ назадъ и опубликованъ прижизненно, либо посмертно, но съ момента публикаціи также прошло болѣе семидесяти лѣтъ.