Человек-зверь (Аверченко)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску
Человек-зверь (Материалы для нижегородской истории) : Материалы для нижегородской истории
автор Аркадий Тимофеевич Аверченко
Из сборника «Сорные травы». Опубл.: 1914. Источник: Аверченко А. Т. Собрание сочинений: В 6 т. Т. 4: Сорные травы. — М.: ТЕРРА--Книжный клуб. 2007. — az.lib.ru

    В приемной нижегородского губернатора Хвостова сидел мещанин города Одессы М. Циммерман; сидел он долго, изредка вздыхал и время от времени поглядывал на часы.

    Наконец двери кабинета его пр-ва распахнулись и полицеймейстер Ушаков, выкатившись из кабинета, крикнул:

    — Подтянись! Их превосходительство изволят идти!

    Хвостов обвел взглядом приемную и, улыбнувшись благосклонно, подошел к Циммерману.

    — А! Господин Циммерман! Очень рад вас видеть… Как поживаете?

    — Ваше пр-во! — растроганно воскликнул Циммерман. — Поверьте… я… такое счастье!

    — Ничего, ничего! Я, вообще, всегда… Ну, как идут дела вашей фирмы?

    — Фир… мы? Да спасибо, хорошо.

    — Я, милый мой, вызвал вас вот почему… мне нужен, видите ли, этакий… рояль… Гм! Да. Так вот: не можете ли вы прислать мне рояль? У вас ведь их много.

    — У меня? Рояли? Ваше пр-во! Да у меня нет ни одного рояля.

    — Ну что вы говорите! Неужели все распродали?

    — Да я ими никогда и не торговал.

    — Вы меня ошеломляете! Такая солидная фирма…

    — Какая, ваше пр-во?

    — Да ваша же: Юлий Генрих Циммерман.

    — Простите, ваше пр-во, но я не тот Циммерман. Другой.

    — Ага! Родственник. Ну, может быть, вы бы похлопотали там: «Вот, мол, дорогой Юля, есть тут у меня приятель один… Хвостов, мол…»

    — Да он даже не родственник мой. Я его совсем не знаю.

    — Экая жалость! Ну, автомобиль-то… Автомобиль… Можете мне прислать?

    — Откуда же мне взять автомобиль, ваше пр-во…

    — Как откуда? С вашего завода.

    — У меня нет завода, ваше пр-во.

    — Вы разве не Бенц?

    — Нет, я Циммерман.

    — Ага! Значит, однофамилец. Так, так, так, так… Но, во всяком случае, чем же вы занимаетесь? Что вы можете мне предложить?

    — Я антрепренер оперного театра, ваше пр-во.

    — Так, так, так, так! И он, злодей, молчит, а? Хе-хе-хе! У вас как же… тово, а? И женщины тоже поют, в опере? Или только мужчины?

    — И женщины, ваше пр-во.

    — А как они; тово?

    Градоправитель пошевелил в воздухе пальцами.

    — Чего, ваше пр-во?

    — Ну, этого… знаете? Как его…

    — Какие у них голоса?

    — Ну, да и голоса, конечно… Это, конечно, тоже интересно… Ну, а как они, вообще… этого, как его?..

    — Вы хотите знать их фамилии, ваше пр-во?

    — Ну да, конечно, и фамилии… это тоже любопытно… Да нет, не фамилии! Как они, одним словом… Ну как это называется?

    Градоправитель сделал рукой около своего лица округлый жест.

    — Вы хотите спросить, гримируются ли? Да, конечно, перед спектаклем гримируются. Это уж такое правило — кто участвует в пьесе, тот гримируется.

    — Да нет же! Хе-хе-хе! Вы скажите мне вот что…

    — Что, ваше пр-во?

    Градоправитель залился добродушным смехом и пощекотал посетителя пальцем под мышкой.

    — Ах вы греховодник! Вы скажите просто: хорошенькие они?

    — Да, есть очень приятные дамы.

    — Это хорошо, что приятные. Я люблю; это украшает город. Садитесь, пожалуйста!

    — Не беспокойтесь!

    — Скажите… Гм!.. Они у вас, вообще… тово?..

    — Чего, ваше пр-во?

    — Этого самого… Вообще, ужинают?

    — Помилуйте, ваше пр-во. И ужинают, и обедают, и завтракают! На этот счет у нас, как полагается.

    — Значит, ужинают? Это хорошо, что ужинают. Ужины — хорошее дело. Вы мне на завтра пришлите парочку.

    — Ужинов, ваше пр-во?

    — Да нет, не ужинов, а этих самых… певичек…

    — Певиц, ваше пр-во.

    — Ну да. Вам там виднее, кого. Так вот, вы им и скажите, чтобы ехали.

    — Передам, ваше пр-во. Если захотят — приедут.

    — Да они, в том-то и дело, что не хотят. Мы их уже приглашали. Ушаков! Ты приглашал? — Так точно, приглашал!

    — Что ж они?

    — Говорят — не хотим. С незнакомыми, говорят, не ужинаем.

    — Как это вам понравится, — воскликнул изумленно губернатор, переплетя пальцы и поглядывая на Циммермана. — Губернатор — и вдруг незнакомый! Что они у вас — бомбистки или как?

    — Я им передам ваше приглашение; может, они и приедут.

    — Милый! Так ничего не выйдет. Вы им прикажите… Ведь вы начальство!

    — Не могу, ваше пр-во. Это частная жизнь.

    Градоправитель поморщился.

    — Ушаков!

    — Есть!

    — Убеди!

    Полицеймейстер приблизился к антрепренеру.

    — Послушайте… Я вам по-дружески советую…

    — Не могу.

    — Слушайте! По-товарищески советую…

    — Ей-Богу, не могу.

    — Добра вам желаю!

    — К сожалению…

    — Ну!

    — Поймите, господа, что…

    — Ну?!!

    — Да, право же, никак не воз…

    — Стой! — крикнул полицеймейстер. — Вы кто такой? Как ваша фамилия?

    — Циммерман.

    — Антрепренер?

    — Д-да…

    — Ваше пр-во! — воскликнул полицеймейстер. — Поздравляю вас! В наши руки попался опасный преступник…

    — Ну?! — испугался губренатор. — А что он… тово… что сделал?

    — Он? Не внес полностью залога в обеспечение жалованья труппе.

    — Какой ужас! — воскликнул губернатор, с отвращением глядя на Циммермана. — Душа холодеет от деяний этого человека-зверя!

    — Да уж… — содрогнулся полицеймейстер. — Вероятно, наследственность. Дегенеративный череп…

    — Дикий зверь, тигр, пантера — и те не были бы способны на такую гнусность. Тигр бы бенгальский даже внес залог в обеспечение труппы. Боже! До какой бездны может пасть человек! Земля содрогается от ужаса, что носит на себе это чудовище! Во Франции его бы гильотинировали, а у нас… в нашу эпоху слюнявого сентиментализма… Посади-ка его, Ушаков, на три месяца в порядке охраны!

    — Ваше пр-во!!!

    — Ни слова более! Можете сами кататься с вашими певицами на автомобилях и бренчать на роялях!.. Эй, люди! Возьмите этого человека-зверя!!

    . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

    Звякнули кандалы.

    Рассказав вышеизложенное, я, в силу справедливости, должен привести опровержение бывшего губернатора Хвостова (ныне — члена Государственной Думы):

    — Ничего подобного не было! Я просто однажды хотел угостить купечество и пригласил артисток в гостиницу для дивертисмента. А Циммермана я арестовал за то, что он не внес полностью залога.

    Один флегматичный хохол прочел это возражение и тоже возразил на него:

    — От-то-ж! Не вмер Данила — болячка задавила.