Чудесный музыкант (Гримм; Снессорева)

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Чудесный музыкант
автор Братья Гримм, пер. Софья Ивановна Снессорева
Язык оригинала: немецкий. Название в оригинале: Der wunderliche Spielmann. — Источник: Братья Гримм. Народные сказки, собранные братьями Гримм. — СПб.: Издание И. И. Глазунова, 1870. — Т. I. — С. 73. Чудесный музыкант (Гримм; Снессорева) в дореформенной орфографии


Давно уж это было. В некотором государстве проживал чудесный музыкант. Идёт он путём-дорогою через дремучий лес, идёт один-одинёхонек, а сам думает то о том, то о другом; наконец все думы передумал и думать больше не о чем; тогда он говорит самому себе:

— Скучно мне одинокому в лесу, дай-ка возьму себе доброго товарища, чтобы время скоротать.

Взял он скрипку в руки и давай играть до тех пор, что музыка его по всему лесу так и разносилась. Немного времени прошло, из чащи леса лезет волк.

«Вот идёт волк, — подумал музыкант, — только мне такого товарища не надо».

А волк всё ближе да ближе, и говорит ему:

— Любезный музыкант, что это ты такое хорошенькое играешь? Хотел бы очень и я тому же научиться.

— Научиться-то немудрено, только ты должен меня слушаться и всё делать, что я тебе прикажу.

— Хорошо, — сказал волк, — всё, что ни прикажешь, я сделать рад и буду тебя слушаться как школьник своего учителя.

Музыкант приказал ему идти за собою; немного они прошли и увидели старый дуб с дуплом и трещиною посредине.

— Вот видишь ли этот дуб? — сказал музыкант. — Если хочешь быть отличным музыкантом, вложи в эту трещину свои передние лапы.

Послушался волк, а музыкант поднял камень и сразу заколотил его лапы в трещину, так что волк остался там как в плену.

— Оставайся же здесь, пока я вернусь, — сказал музыкант, а сам пошёл своею дорогою.

Идёт он, идёт, а сам опять думу думает:

«Ух, скука какая забирает меня одинокого в лесу! Взял бы я себе хорошего товарища, чтобы время скоротать».

Взялся он опять играть на скрипке; немного погодя крадётся лисица из чащи леса.

«Ага! — думает музыкант. — Вот и лисичка-сестричка показалась, только она мне не товарищ».

Подкралась лисичка и говорит ему:

— Э! Любезный музыкант, уж как же ты хорошо играешь! Хотелось бы мне очень научиться по-твоему играть.

— Мудрости никакой нет, — отвечал музыкант, — только слушайся меня да исполняй всё, что я ни прикажу.

— Изволь, буду повиноваться тебе как школьник своему учителю.

— Так ступай за мною.

Не прошли они четырёх минут, видят: пред ними тропинка идёт между высокими кустарниками. В этом месте музыкант остановился, пригнул к земле с одной стороны ореховое дерево и наступил на верхушку ногою, с другой стороны пригнул другое дерево и сделал то же, а сам и говорит:

— Ну, лисичка-сестричка, если в каком деле чему-нибудь хочешь научиться, так давай сюда левую лапку.

Лисица повиновалась, а музыкант привязал её левую лапку к орешнику.

— А теперь давай правую лапку.

Лисичка подала правую лапку, и музыкант проворно привязал её к другому кустарнику. Осмотрел он узлы и видит, что надёжны; тогда отпустил он ногу — ветви поднялись и унесли с собою лисичку, а она качается и барахтается в воздухе.

— Подожди же меня здесь, пока я возвращусь, — сказал музыкант и пошёл своею дорогою.

Немного погодя, в третий раз пришла ему мысль в голову:

«Скучно мне одинокому в лесу; как бы найти доброго товарища, чтобы время скоротать».

Схватил он опять свою скрипку — и весь лес наполнился чудесными звуками. Вот скачет из частого лесу зайчик-прыгунчик.

«Ну, вот и заяц бежит! Только не такого товарища мне надо», — думает музыкант.

— Ах, милый музыкант! Да как же ты хорошо играешь! Как бы и мне хотелось выучиться по-твоему играть!

— Да ведь тут мудрёного ничего нет, слушайся только и делай всё, что я скажу.

— Хорошо, я твой слуга; всё, что ни прикажешь, я сделать рад.

Прошли они несколько сажень и вышли на поляну, посреди которой росла ольха. Музыкант накинул петлю на шею зайчику, а другим концом длинной верёвки привязал к верхушке дерева.

— Ну, проворнее, заинька, проскачи-ка двадцать раз вокруг этого дерева.

Зайчик запрыгал и двадцать раз обскакал вокруг дерева; верёвка наматывалась на ствол при всяком кругу, так что зайчик как раз попал в плен; как он ни дёргал и ни грыз, а верёвка всё больше и больше врезывалась в его нежную шейку.

— Жди меня здесь, я скоро возвращусь, — сказал музыкант и пошёл своею дорогою.

Между тем волк не оставался спокойно на месте, но до тех пор дёргал, кусал камень и так сильно работал, что наконец высвободил свои лапы из трещины. Взбешённый и яростный, он бросился вслед за музыкантом, обещаясь себе растерзать его на части.

Завидев волка, лисица принялась стонать и кричать что было сил:

— Волчику-братику! Приди ко мне на помощь. Музыкант надул меня.

Волк пригнул деревцо, перекусил верёвку и возвратил свободу лисичке-сестричке, и так они вдвоём побежали за музыкантом, чтобы отмстить ему за зло. По дороге увидели они зайчика-прыгунчика, привязанного к дереву, высвободили его на волю, и втроём поспешили на общего врага.

А музыкант всё шёл своею дорогою и в четвёртый раз заиграл на своей чудесной скрипке; наконец ему посчастливилось. Звуки его скрипки донеслись до слуха бедного дровосека; услышав такую чудесную музыку, бедняк невольно бросил свою работу и, с топором под мышкою, вышел из чащи послушать музыку.

— Насилу дождался настоящего товарища! — сказал музыкант. — Ведь я искал человека, а не дикого зверя.

Тут он начал играть так чудесно, так усладительно, что бедный дровосек точно заколдованный стоял на месте, и сердце его преисполнилось радостью. В эту самую минуту из леса подкрадываются волк, лисица и заяц, а дровосек себе на уме и сейчас же понял, что они замышляют что-нибудь недоброе. Не говоря дурного слова, он поднял свой топор и стал пред музыкантом с таким видом, который без слов говорил:

«Ну-кась, троньте только его — плохо вам будет! Со мною будете иметь дело».

Звери перепугались и со всех ног бросились в лес, а музыкант, в знак благодарности, ещё поиграл для дровосека, а потом опять отправился своею дорогою.