ЭСБЕ/Буквальный смысл

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Буквальный смысл
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Бос — Бунчук. Источник: т. IVa (1891): Бос — Бунчук, с. 866 ( скан · индекс )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Буквальный смысл — юридический термин, обозначающий содержание всякого юридического акта, прямо выраженное в его форме. Закон, как юридический акт, есть выраженная воля законодателя, отчего и применение его определяется его содержанием; или, другими словами, закон имеет обязательную силу и должен быть применяем лишь в пределах выраженной воли законодателя. Правило это в старину применялось с абсолютною строгостью. При господстве законодательной казуистики, когда все усилия законодателя были направлены к абсолютно-определенной нормировке всякого отдельного правового отношения и совершенство закона усматривалось не в обобщенных правилах, а лишь в специальном юридическом определении каждого вызываемого действительною жизнью конкретного случая, долгое время держался взгляд, что подобные совершенные законы на практике должны быть применяемы в точном и буквальном их смысле; судья являлся простым автоматом, отнюдь не имеющим права удаляться от их прямых предписаний или же толковать или аналогически применять отвлеченные их нормы к возникшему в жизни конкретному случаю. Как на пример такого воззрения в зап.-европейском законодательстве можно указать на баварское Уложение 1810 г., в примечаниях к которому говорится, что не только судебные места не должны прибегать к каким-либо руководствам или учебникам, кроме самого закона, но что даже с кафедр не должно приводить никаких иных разъяснений, кроме официально указанных самим законом. С развитием науки права этот узкий взгляд пал. С тех пор, как совершенство законодательных постановлений стали усматривать в их общности, в возможности подведения под одну законодательную норму целой категории разновидных, порождаемых жизнью правовых отношений, требование применения закона в строго буквальном смысле стало невозможным и ясно выдвинулась необходимость толкования мысли законодателя, не всегда с достаточною ясностью выраженной в редакции закона. В нашем законодательстве долго господствовал прежний взгляд, выраженный в ст. 65 наших основных законов (Св. 3ак., т. I), заимствованный из «Наказа» Екатерины II и предписывающий судье применять закон по точному и буквальному смыслу его безо всякого изменения или распространения, а в случае недоразумения обращаться к высшему начальству. Таким образом, в случае неясности и недостатка закона, руководствоваться общим смыслом законодательства могли лишь высшие учреждения, в числе коих находился Государственный совет, до которого доходило большинство самых сложных возбужденных низшими учреждениями вопросов, так что судебная деятельность в этом случае обусловливалась законодательным разрешением возникших в каждом отдельном случае недоумений; относительно же низших учреждений сохранялось в полной силе требование буквального применения закона. С изданием Судебных Уставов и отделением власти судебной от законодательной постановления нашего законодательства относительно применения законов получили иной характер. Уставами этими предписывается всем судебным местам решать дела по точному разуму действующих законов, а в случае их неполноты, неясности, недостатка или противоречия основывать решение на общем смысле законов, не предоставляя, однако, суду права отступать от буквального смысла закона, по уважению к неудобствам, которые представляет его применение на практике. Воспрещается останавливать решение дела под предлогом неполноты, неясности, недостатка или противоречия законов. За нарушение этого правила грозит ответственностью как за отказ в правосудии или за противозаконное бездействие власти (Уст. Гр. Суд., статьи 9 и 10; Уст. Уг. Суд., статьи 12 и 13). Относительно применения остальных юридических актов за общее правило признается то, что они должны быть понимаемы и изъясняемы по буквальному их смыслу, причем при неясности последнего следует прибегать к толкованию (см. это сл.), которое должно подчиняться некоторым выработанным наукою права и положительным законодательством правилам. В нашем гражданском законодательстве (Св. Зак., т. X, ч. I, ст. 1538) основное это положение высказано лишь по отношению к исполнению договоров, причем выражение «по буквальному смыслу» заменено выражением «по словесному смыслу». Но имеет однако более обширное значение, применяясь также и к иного рода юридическим актам.