ЭСБЕ/Вовенарг, Люк де Клапье

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Вовенарг
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Винословие — Волан. Источник: т. VIa (1892): Винословие — Волан, с. 700—701 ( скан · индекс ) • Другие источники: МЭСБЕ


Вовенарг (Luc de Clapiers, marquis de Vauvenargues) — знаменитый французский моралист, род. в 1715 г. в Э, в Провансе, † в 1747 г. Участвовал в Итальянской и Богемской кампаниях 1735 и 1742 г.; заболел оспой, навсегда обезобразившей его, и вышел в отставку; болезнь помешала ему также идти по дипломатическому пути, и В. всецело предался литературным занятиям. Еще будучи лейтенантом, во время Богемской кампании, В. послал Вольтеру написанный им сравнительный этюд о Корнеле и Расине, где сильно превозносил второго на счет первого. Вольтер сразу отгадал в молодом офицере задатки недюжинного ума. Оставив службу, В. поселился в Париже, где вращался в кругу Вольтера и Мармонтеля. Молодой моралист своей детски чистой душой и нравственной силой имел глубокое влияние на Вольтера. В 1746 г. он издал небольшой томик, в состав которого вошли: «Introduction à la connaissance de l’esprit humain», «Réflexions sur divers sujets», «Conseils à un jeune homme», «Réflexions critiques sur divers poètes», «Fragments sur les orateurs et sur La Bruyère», «Méditation sur la foi» и «Paradoxes mêlés de Réflexions et de Maximes». Год спустя он умер, по словам Мармонтеля, «христианином-философом». Слава В. основана главным образом на «Réflexions et Maximes» и отчасти на «Introduction à la connaissance de l’esprit humain». В этих сочинениях отразились его этические и политические взгляды, и ими он занял выдающееся место во французской литературе наряду с Монтенем, Лабрюэром и Паскалем. В. как мыслитель не примыкает к предыдущему веку, несмотря на свое преклонение перед Паскалем и Фенелоном и на то, что в литературном отношении он их ученик и последователь. С другой стороны, его вдумчивость, любовь к размышлению о вопросах душевной жизни и сильное чувство уважения к религии резко отделяют его от скептических мыслителей XVIII в. Прежде чем дать в «Réflexions et Maximes» сжатое изложение своих взглядов, В. в «Introduction etc.» разбирает главные философские вопросы, волновавшие его современников. В вопросе о свободе воли В. — сторонник того же принципа, на который опираются детерминисты. Наши поступки, по его теории, вполне обусловливаются влиянием рассудка или чувства, а иллюзия воли получается оттого, что мысль или чувство исчезают, как только получается их действие, т. е. побуждение совершить тот или другой поступок. Переходя к вопросу о добре и зле, В. считает добром все то, что ведет к благу всего общества, а не отдельного лица; все то, что полезно отдельному человеку и может быть вредно обществу, есть зло. Добродетель, таким образом, имеет для него социальное значение. Те же взгляды В. высказывает в «Maximes», причем для него источником добродетели является чувство, сердце, а не разум. В. принадлежит в этом отношении к сентиментальной, или инстинктивной, школе, которая не отрицает разума, но приписывает ему второстепенное значение в поступках людей. В. задается целью восстановить достоинство человеческой природы, униженной Паскалем и оклеветанной Ларошфуко. Он оправдывает благородные страсти и противопоставляет суровой морали Паскаля свою активную, гуманную и естественную мораль. Основное правило жизни, в глазах В., — широкая деятельность всех душевных сил (employer toute l’activité de son âme dans une carrière sans bornes). В изречениях, направленных против Ларошфуко, В. отрицает, что все качества сводятся к самолюбию. Он превозносит храбрость и стойкость в отдельных людях и гуманность в отношениях людей между собой. Он не допускает существования ни безусловных добродетелей, ни безусловных пороков, и потому полагает, что люди прежде всего должны быть снисходительны: «все обязанности людей, — говорит он, — основаны на их взаимной слабости». Привлекательность книжки В. заключается главным образом в том, что в ней отражается опыт чистой и чуткой души, прошедшей через чистилище страдания. В. отстаивает против своего скептического века лучшие чувства человеческой души; он проникнут стремлением к высшей правде, которую скорее чувствует, чем постигает сознанием. Лучшее издание В. принадлежит Жильберу (1857). Ср. Barni, «Les moralistes français du XVIII s.» (Пар. 1873); Sainte-Beuve, «Caus. de Lundi», t. III; Gerusez, «Hist. de la litt. fr.»; Maurice Paléologue, «Vauvenargues» (1890, в коллекции: «Les grands écrivains français).