ЭСБЕ/Водовладение, Водопользование

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Водовладение, Водопользование
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Винословие — Волан. Источник: т. VIa (1892): Винословие — Волан, с. 759—762 ( скан · индекс )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Водовладение, Водопользование. — Объектом его служат воды (море, озера, реки, пруды, источники), т. е. более или менее обширные скопления вод, существующие постоянно или появляющиеся периодически. Вода может быть предметом частной собственности; вместе с тем она предназначена удовлетворять потребностям физической и хозяйственной жизни всего общества. Первое свойство воды делает ее объектом гражданского права, второе — предметом общественного управления. Борьба между этими двумя противоположными началами и наполняет собою историю водного права. Оно стремилось прежде всего к определению границ между водою, состоящею в частной собственности, и водою, предназначенною для общего пользования, и к ограждению последнего от притязаний отдельных лиц. Такова точка зрения римского права. Вода, прямо не признанная публичной, рассматривалась здесь как принадлежность земли и частная собственность ее владельца. Германское право считало частною собственностью берегового землевладельца пользование водою, протекающею в пределах его участка. За высшим ленным господином признавалась власть над реками судоходными и несудоходными и даже над морем; отсюда возникла водная регалия, являвшаяся источником доходов для казны и всевозможных ограничений для судоходства. С шестнадцатого и семнадцатого столетий возникает идея, что король или «корона» имеет не только юридическое основание, но и обязанность в публичных интересах регулировать пользование водою. Только в начале нынешнего столетия окончательно признан был принцип общего и беспрепятственного пользования судоходными и сплавными реками, и в то же время сознана была обязанность государства приспособлять эти реки к интересам судоходства. Распространение того же принципа на все остальные вопросы водного права в Западной Европе стоят, по-видимому, на очереди; некоторые преобразования уже проведены отдельными законами (напр., в Германии и Франции). В России постановление по водному праву — одна из самых отсталых частей законодательства, обильная противоречиями, разбросанная в различных частях Свода Законов (в законах гражданских, уставах городского и сельского хозяйства, лесном, путей сообщений, положении о сельском состоянии) и лишь отчасти восполняемая кассационной практикой. С точки зрения водного права можно различать три группы вод: а) открытое море (см. это сл.); b) береговое море (см., см. также Каботажное судоходство, Рыболовство); с) внутренние воды. Последние могут быть подразделены на воды: 1) открытые для общего пользования, 2) состоящие в частной собственности ограниченной, 3) состоящие в полной собственности частных лиц.

1. К первой категории относятся судоходные и сплавные реки. Право судоходства и сплава по этим рекам принадлежит всем российским обывателям без изъятия. Признание реки судоходной или сплавной зависит, по разъяснению сената («Реш. гражд. касс. деп.», 1884, № 3), от правительственной власти. Об условиях, которым должны удовлетворять, и правилах, которые должны соблюдать лица, занимающиеся судоходством или сплавом по рекам (и каналам), открытым для общего пользования, см. Судоходство и Сплав; о проявлениях и ограничениях права собственности береговых владельцев на эти реки см. «Береговое право» и «Бечевник».

2. К водам, состоящим в частной собственности ограниченной, принадлежат все реки и речки, которые не открыты для общего пользования, но по которым фактически производятся или могут быть произведены сплав и судоходство, хотя бы не круглое лето, а только в половодье. Береговые владельцы не в праве воспрещать посторонним лицам пользоваться присущею воде движущею силою как путем для проезда и сплава, если такому пользованию не препятствуют устроенные на реке мосты, плотины, заколы и вододействующие заведения. Рек и речек этого рода в Европейской России имеется около 200. Затем в ограниченной собственности берегового владельца состоят всякие воды, которые протекают по дачам нескольких владельцев. Владение рекой не соединяется с правом полной собственности на всю массу протекающей воды; она принадлежит всем береговым владельцам, имеющим одинаковое право на нее, и владение каждого простирается настолько, насколько оно не противоречит праву другого. Поэтому владелец не в праве, напр., отводить воду из реки, лишая этим других владельцев пользования рекою. Вода создает юридические отношения не только между береговыми владельцами, но и между всеми землевладельцами, дачи которых могут нуждаться в пользовании или отведении воды. Отношения этого рода не могут быть выведены из идеи собственности; вызванные насущными потребностями сельского хозяйства, они основаны на прямом предписании закона, стремящегося к согласованию притязаний частных собственников с интересами общества. Это — наиболее важная и наименее разработанная часть водного права, регулирующая отношения землевладельцев по орошению и осушению полей. Родина ее — Италия, где под влиянием монастырского хозяйства водное право уже в XI-XIII стол. достигло значительного развития. Явилось множество обществ или товариществ землевладельцев, составлявшихся для орошения и осушения земель и для устройства предохранительных плотин (consorzi d’aque). Итальянские водные уставы послужили образцом для Средней Европы; сначала в Пруссии, потом во Франции и других государствах отношения землевладельцев по воде стали выходить из области частного права. Основное положение водных уставов сводится к тому, что в видах осушения и орошения земель землевладелец в праве пользоваться водой, протекающей по чужой земле, и возводить сооружения на чужой земле с тем, чтобы собственник этой земли был вознагражден за нанесенный ему ущерб, насколько он сам не извлекает пользы из этих сооружений. Законодательство пошло еще дальше, допуская принудительную организацию товариществ землевладельцев для возведения более обширных сооружений (см. Водные товарищества). В Царстве Польском действует постановление наместника от 10 окт. 1818 г. (напеч. у Ставского и Клейнермана: «Гражданские законы губерний Царства Польского», Варшава, 1891, т. II), на основании которого принятие мер к свободному стоку вод принадлежит исключительно административной власти. Споры, возникающие вследствие незаконного задержания или поднятия воды, разбираются судебным порядком, но они не могут приостановить действий административной власти. Законом 1818 г. осушение в Привислянском крае в достаточной степени обеспечено; что же касается орошения полей, менее важного для края, чем осушение, то по отношению к нему нет особых правил, но в Наполеоновском кодексе, имеющем здесь силу закона, предусмотрено установление путем договора вещного права проводить воду по чужой земле, а также приобретение этого права путем давности. Русское законодательство не дает никаких определений ни об осушении, ни об орошении. А между тем, орошение полей является жизненным вопросом сельского хозяйства всего Юга. В некоторых обширных краях России (Крым, Кавказ) искусственное орошение существует и даже имеет свою многовековую историю. В этих краях отношения между землевладельцами по пользованию оросительной водою предоставлены обычному праву. Лишь в новейшее время издано Положение о пользовании водами в Закавказье (3 декабря 1890 г.), которое предполагается распространить на Крым. Положением этим установлено, что права владельца на воды, когда они выходят за пределы одного владения (хотя бы только в известные времена года), ограничиваются правом участия других владельцев в пользовании водою: а) для питья, домашних нужд населения и водопоя, б) для орошения земель и в) для вододействующих и промышленных заведений. Каждый землевладелец обязан дать за вознаграждение по оценке пропуск через свою землю водам, проведение которых необходимо для удовлетворения указанных потребностей, а также для отвода излишка воды с орошаемых земель. Все воды Закавказья, служащие для орошения земель, разделяются на округа (магала), а для заведования всеми водными делами Закавказья учреждена в ведении министерства государственных имуществ должность инспектора вод, при котором состоит юрисконсульт; заведование ирригационными системами на местах их нахождения вверено инженер-гидравликам. В определенное время года в Тифлисе созывается съезд этих должностных лиц для рассмотрения проектов по улучшению действующих каналов и по производству новых работ. Распределение воды по каналам и канавам и вообще вся хозяйственная часть водного дела вверяется выборным учреждениям и лицам, действующим под наблюдением инженер-гидравликов. Эти учреждения и лица следующие: 1) совет выборных от водного округа, который избирается на 3 года всеми соучастниками в пользовании водою; 2) окружный старшина (мираб), избираемый ими на 3 года; 3) надсмотрщик канав (джувар), избираемый на год соучастниками в пользовании водою оросительного канала; 4) водный староста, избираемый на год жителями каждого селения или города. Порядок пользования водою в городах и селениях установляется приговорами схода соучастников в пользовании водою. Каждый пользующийся водою из оросительных каналов участвует в расходах по содержанию и ремонту водных сооружений и по заведованию ими; денежными взносами или личным трудом соразмерно извлекаемым им выгодам. Вся эта организация может быть введена в действие лишь после предварительного определения прав отдельных лиц, городов и селений на пользование водою из существующих уже оросительных каналов. Это дело возложено на временные судебно-административные присутствия — окружные и главное. Окружное присутствие, состоящее из должностных лиц и трех членов по выбору населения округа, принимает за основание своих постановлений потребность населения в воде и существующее пользование ею, удостоверяемое местными обычаями, давностным пользованием, свидетельскими показаниями и письменными доказательствами. Разбирательство дел происходит публично, при участии заинтересованных сторон. На решение окружного присутствия допускаются жалобы, письменные и словесные, которые рассматриваются главным присутствием. Последнее образуется под председательством одного из членов тифлисской судебной палаты из юрисконсульта по водным делам, члена, командируемого главноначальствующим гражданской частью на Кавказе, и одного из инженер-гидравликов. Инспектор вод поверяет все решения окружных присутствий с технической и формальной стороны и, найдя в них ошибки или неправильности, представляет о том в установленный срок главному присутствию. Жалобы на незаконные решения главного присутствия рассматриваются 1-м департаментом правительствующего сената, который, если найдет жалобу уважительной, возвращает дело в главное присутствие для нового рассмотрения; подача таких жалоб не останавливает исполнение состоявшегося решения. Одновременно с изданием Положения о пользовании водами в Закавказье наши уголовные законы дополнены были статьей, в силу коей виновные в самовольном или несогласном с установленными правилами пользовании водами из водовместилищ, на которые распространяется действие этого положения, подвергаются аресту не свыше одного месяца или денежному взысканию не свыше 100 руб.; такому же наказанию подвергаются виновные в неисполнении или несвоевременном исполнении работ или иных обязанностей по содержанию ирригационных сооружений. Об ограничениях водовладельцев в интересах горной промышленности — см. Горное законодательство [1].

3. Статьею 387 т. X ч. 1 к принадлежностям земель отнесены состоящие в них реки, озера, пруды, источники. Из всего изложенного выше видно, что по общему духу нашего законодательства положение это может быть принято лишь с большими ограничениями. Состоящими в полной неограниченной собственности могут быть признаны только такие воды, которые заключены в водовместилище, целиком находящемся в пределах одного владения (цистерна, пруд, колодец, озеро), а также такие проточные воды, которые, получив начало в пределах владения, не стекают из него естественным путем ни постоянно, ни в известные времена года. Участие посторонних лиц в пользовании такими водами обсуждается по началам частного права даже в тех случаях, когда оно основано на законе.

Литература. Romagnosi, «Vom Wasserleitungsrecht» (перев. с итал. Niebuhr, Галле, 1840); Eudemann, «Das ländliche Wasserrecht» (Кассель, 1862); Hesse, «Rechtsverhältnisse zwischen Grundstücksnachbarn» (2 изд., Лейпциг, 1880); Voigt, «Die Rechts— und Eigentumsverhältnisse der Uferbesitzer an Gewässern» (Потсдам, 1878); Neubauer, «Zusammenstellung des in Deutschland geltenden Wasserrechts» (Берл., 1881); Nieberding, «Wasserrecht und Wasserpolizei im preussischen Staate» (2 изд., Франка, Бреславль, 1889); Rissmann, «Das Wasserrecht nach gemeinem und sächsischem Recht» (2 изд., Дрезд., 1872); Peyrer, «Österreichisches Wasserrecht» (Вена 1880); Hager, «Ueber die Aufnahme des Wasserrechts in das bürgerliche Gesetzbuch für das Deutsche Reich» (Берл., 1890); Simonet, «Droit public et administratif» (Пар., 1885); В. Дингельштет, «Водовладение и ирригация» (т. I, Тифл., 1880); Ф. Никольский, «Воды общего пользования по русскому законодательству» (СПб., 1883).

А. Я.

Примечания[править]

  1. Рассмотренные ограничения права собственности на воду имеют в своем основании соображения общественного интереса. Совершенно иного происхождения те ограничения, которым подлежат наши крестьяне в пользовании водою, входящей в состав их надела. Для устройства вновь запруд и водоемов и для отведения воды на свои угодья крестьяне должны испрашивать разрешение помещика; на воспрещение им помещиком пользоваться водами они могут принести жалобу земскому начальнику. Крестьяне Таврической в др. степных губерний, где существует искусственное орошение, могут пользоваться водой для поливки своих садов, огородов и полей на существовавшем до 19 февраля 1861 г. основании, но новые отводы для поливки могут быть делаемы не иначе, как с разрешения помещика.