ЭСБЕ/Воронцовы

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Воронцовы
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Волапюк — Выговские. Источник: т. VII (1892): Волапюк — Выговские, с. 220—223 (индекс) • Другие источники: ВЭ : МЭСБЕ : НЭС 


Воронцовы — древний дворянский род; известнейшие из них:

1) Семен Иванович В., боярин и воевода, в 1505 и 1506 годах ходил против казанского царя Махмет-Аминя; в 1514 г. командовал запасными полками, стоявшими на реке Угре. Умер в 1518 г.

2) Михаил Семенович В. — сын предыдущего, боярин и воевода; находился при осаде и взятии Смоленска (1513 и 1514); ходил, в 1522 г., против крымских татар; в 1524 г. командовал отдельным отрядом «многочисленной рати» (в 150000 человек), отправленной под Казань; на пути отличился в битве при реке Свияге с черемисами и казанскими татарами; был наместником в Новгороде, находился при совершении духовной грамоты Василия Иоанновича, который ему и другим боярам наказывал о сыне, об устроении земском и т. д. В правление Елены в первое время всеми делами государства руководил ее дядя Михаил Глинский, со своим «единомышленником» В.; вместе с Глинским В. был заточен в темницу (1534). Через год опала с В. была снята, и он начальствовал войсками новгородскими и псковскими против литовцев, а в 1537 г. принимал участие в переговорах о мире с Литвой и Швецией. † в 1539 г.

3) Федор-Демид Семенович В., брат предыдущего, боярин и думный советник, участвовал в 1531 г. и 1532 г. в двух посольских комиссиях: о делах казанских и отправленной в Литву для размена грамот. В правление Елены Глинской и Шуйских видной роли не играл; но ему удалось снискать любовь подрастающего Иоанна IV. Шуйские несколько раз неудачно пытались удалить его от двора; наконец, в 1543 г., он был сослан в Кострому. Но в конце того же года подвергся опале и казни глава Шуйских — Андрей. Иоанн тотчас же вернул из ссылки своего любимца и назначил его главным советником. В. захотел при 14-летнем государе править неограниченно, сердясь, по словам летописца, каждый раз, когда в дела вмешивался Иоанн или жаловал кого из бояр. За это в октябре 1545 г. В. был удален от двора, но, по просьбе митрополита Макария, скоро возвращен. Через полгода В. постигает новая опала. Когда в 1546 г. во главе отряда московских войск, отправленных навстречу крымцам, находился сам Иоанн, его однажды остановили новгородские пищальники и стали о чем-то бить челом, Иоанн велел своим слугам отослать их; при этом между ними завязалась борьба, и несколько человек было убито. Иоанн велел своему дьяку, Василию Захарову, расследовать дело; последний донес, что новгородские пищальники действовали по наущению Воронцовых — Федора и его племянника Василия Михайловича, а также князя Кубенского. По приказанию Иоанна, обвиняемые были казнены, а их близкие люди отправлены в ссылку. Летописцы говорят, что дьяк оклеветал бояр, и что Федор Семенович виновен был только в желании управлять государством без всякого вмешательства Иоанна.

4) Василий Федорович, сын предыдущего, окольничий и воевода. Убит под Венденом в 1577 году. Брат его, Иван Федорович, был казнен Иоанном в 1570 г. вместе со многими другими, обвиненными в сношениях с новгородцами.

5) Иван Михайлович В., сын Михаила Семеновича, воевода, думный советник и дипломат. Участвовал во всех войнах Иоанна IV и дважды ездил с дипломатическими поручениями: в Литву отвозил грамоту Сигизмунду-Августу (в 1557 г.), а второй раз в Швецию (1567—69). Во время пребывания там русского посольства король Эрих XIV был свергнут с престола; московских послов при этом пограбили, побили и даже грозили смертью, от которой спас их меньший брат Эриха, Карл; потом перевезли их в Або, продержали там около 8 месяцев, как пленников, и только в 1569 г. отпустили в Москву.

6) Михаил Илларионович В., граф, государственный канцлер; родился в 1714 г. Четырнадцати лет был определен камер-юнкером при дворе великой княжны Елисаветы Петровны и служил последней и пером своим, которым хорошо владел, и деньгами богатой своей свояченицы, жены его брата Романа. Вместе с Шуваловым стоял сзади саней, на которых цесаревна поехала в казармы Преображенского полка в ночь провозглашения ее императрицей; он же вместе с Лестоком арестовал Анну Леопольдовну с ее семейством. За это Елисавета пожаловала его действительным камергером, поручиком новоучрежденной лейб-компании и сделала владельцем богатых поместий. 3 января 1742 г. М. И. стал мужем Анны Карловны Скавронской, двоюродной сестры государыни. В 1744 г. В. был возведен в графское достоинство Российской империи и вслед за тем назначен вице-канцлером. В 1748 г. он едва не подвергся опале. На него пало обвинение в соучастии в заговоре Лестока, но ему удалось легко оправдаться от этого обвинения и вернуть себе расположение императрицы. Когда в 1758 г. канцлера А. П. Бестужева-Рюмина постигла опала, на его место был назначен В. Унаследовав от Бестужева-Рюмина так называемую систему Петра — союз с Австрией (против Турции), он при Елисавете Петровне деятельно продолжал войну с Пруссией, но при Петре III едва не вступил в союз с Пруссией. Михаил был привязан к Петру и даже пытался после переворота 29 июня 1762 г. отстоять его права; он отказался присягнуть Екатерине II, за что был подвергнут домашнему аресту, и присягнул только тогда, когда услышал о смерти Петра Федоровича. Тем не менее Екатерина II, видевшая в нем опытного и трудолюбивого дипломата, оставила его по-прежнему канцлером. Необходимость делить свои труды (по дипломатическим сношениям) с Н. И. Паниным, державшимся совершенно другой системы, вытекавшие отсюда недоразумения с ним и другими приближенными императрицы, например с Григорием Орловым, и холодность самой императрицы скоро заставили В. выйти в отставку (1763). Умер он в Москве в 1767 г. Ни современники, ни историки не согласны в оценке деятельности М. И. В. Большинство историков, следуя суровому приговору Манштейна, называют его малоспособным, малообразованным и поддающимся чужому влиянию. Зато почти все считают Михаила Илларионовича человеком честным, мягким и гуманным. Друг и покровитель М. В. Ломоносова, он интересовался успехами родной словесности и родной науки и, насколько можно судить по его письмам, особенно последнего 10-летия, обладал хорошим образованием, если не в политическом, то в общелитературном смысле.

7) Роман Илларионович — старший брат Михаила Илларионовича; род. в 1707 г.; генерал-поручик и сенатор при Елисавете, генерал-аншеф при Петре Федоровиче, при Екатерине II, сначала в опале, а потом наместник губерний Владимирской, Пензенской и Тамбовской. Своими поборами и лихоимством он довел вверенные ему губернии до крайнего разорения. Слух об этом достиг императрицы, и она в день его именин прислала ему в подарок кошелек. Получив такой «двоезначущий» знак монаршей милости при гостях, Роман Иларионович так был им поражен, что вскоре умер (1783). Он был женат на богатой купеческой дочери Марфе Ивановне Сурминой. Из дочерей его Елисавета была фавориткой Петра III, а Екатерина приобрела громкую известность под именем княгини Дашковой (см. это имя). — Второй брат его — Иван Илларионович — был президентом вотчинной коллегии в Москве. † в 1789 г. Внук его, Иван Илларионович (1790—1854), обер-церемониймейстер при дворе императора Николая I; после смерти последнего из рода князей Дашковых, с соизволения императора Александра I, в 1807 г. стал называться графом Воронцовым-Дашковым.

8) Александр Романович, граф и государственный канцлер; род. в 1741 г.; службу начал 15-ти лет в Измайловском полку. В 1759 г. Михаил Илларионович, принимавший большое участие в судьбе своих племянников, отправил его в страсбургское военное училище; после того он побывал в Париже и Мадриде и составил для дяди описание испанского управления. Возвратясь в Россию (1761), он вскоре был назначен поверенным в делах в Вене, а с воцарением Петра Федоровича был отправлен полномочным министром в Англию, где оставался недолго. При Екатерине II он был сенатором, президентом коммерц-коллегии, но стоял в отдалении от двора. Вскоре после заключения Ясского мира (1791) Александр Романович должен был подать в отставку и оставался вдали от дел до воцарения Александра I, который в 1802 г. назначил его государственным канцлером. Это было временем торжества для Воронцовых; господство Наполеона вызвало разрыв с системой Панина, искавшего союза с Францией и Пруссией, и требовало сближения с Англией и Австрией. В Лондоне находился его брат Семен Романович, англоман, уважаемый тамошними государственными деятелями; а союз с Австрией возвращал его к системе Петра, как бы унаследованной от дяди, Михаила Илларионовича. Выставляя во всех своих докладах императору, в течение 1802—04 гг., важность и значение союза с Австрией и особенно с Англией и указывая на значительный вред от наполеоновских «перековеркиваний», на необходимость совместных вооруженных действий против него, Александр Романович много способствовал разрыву с Наполеоном в 1803 году.

Видное место занимает деятельность Александра Романовича и по делам внутреннего управления, где он принимал особенное участие в преобразовании сената, устройстве министерства и т. д. К его авторитетному мнению обращались в важных вопросах и по выходе его в отставку (1804). Умер он в 1805 году. Он обладал необыкновенной памятью и обширными историческими познаниями; оставил «Записки о своем времени» или автобиографию, напечатанную в VII т. «Архива князя Воронцова», и несколько заметок историко-юридического характера: «О правах и преимуществах сената» (напечатана в «Чтениях московского общества истории и древностей российских» за 1864 г., кн. 1) и «Примечания на некоторые статьи, касающиеся России» (также в «Чтениях М. О. И. Д. Р.» за 1859 г., кн. 1; см. ст. Сушкова в «Русском Вестнике» за 1859 г.).

9) Семен Романович, род. в 1744 г.; в 1764 г. был отправлен в Вену советником посольства, но скоро вышел в отставку, а когда началась первая турецкая война, снова вступил на службу и отличился в битвах при Ларге и Кагуле. В 1783 г. он был назначен полномочным министром в Венецию; в 1785 г. в Лондон, где он пробыл до 1806 г. Когда возобновилась война между Россией и Турцией, в числе пособников последней оказалось английское правительство. Быстро освоившись с государственным устройством Англии, характерами ее главнейших государственных деятелей и стремлениями английской нации, В. с твердостью и достоинством достиг разоружения флота, снарядившегося в помощь Турции, и возобновил торговый трактат России с Великобританией (1793), по которому, если и предоставлялись некоторые льготы английским купцам в русских владениях, то исключительно благодаря заключенному незадолго перед тем оборонительному союзу России с Англией, ввиду событий Французской революции (январь 1793 г.). Теперь В. пришлось вести переговоры о поддержке изгнанных Бурбонов и их партии, мечтавшей произвести во Франции контрреволюцию, между тем как в возможность этого не верило ни английское правительство, ни сам Семен Романович. Вмешательство в эти дела временщика Зубова, прямые, доходившие до резкости ответы посла не только в частных письмах, но и официальных бумагах — способствовали значительному охлаждению к нему императрицы. В. расходился со своим правительством и по вопросам о вооруженном нейтралитете, который он находил невыгодным для России; о польских разделах, которые называл противными идее справедливости и возмущающими общественное мнение Западной Европы; о заселении британскими каторжниками Крыма, которое ему удалось отклонить; о замещении дипломатических должностей лицами иностранного происхождения, которых он называл «невеждами» и «проходимцами».

С воцарением Павла В. был повышен в звание чрезвычайного и полномочного посла в Лондоне, а в 1797 г. возведен в графское достоинство Российской империи и одарен населенными имениями в Финляндии. Не изменили к нему милостивого отношения Павла I ни самовольная задержка в Англии эскадры Макарова, ни отказ от предложенных ему званий вице-канцлера и канцлера. Только натянутые отношения к Англии и сближение с Францией привели Павла Петровича к мысли о непригодности Семена Романовича в качестве посла в Англии; в 1800 г. ему была дана отставка, с дозволением остаться в Лондоне. В феврале следующего года имения В., «за недоплату казне денег лондонскими банкирами и за пребывание его в Англии», были объявлены конфискованными без всякого расследования и суда. В следующем же месяце императором Александром I распоряжение это было отменено и В. вновь назначен послом в Лондоне. Через 5 лет усложнившиеся политические события, слабость здоровья и семейные невзгоды, особенно смерть брата Александра, заставили Семена Романовича просить отставки, которая и была ему дана в 1806 г. С этого времени он почти безвыездно прожил в Лондоне до своей кончины, последовавшей в 1832 г., не переставая время от времени, в письмах к друзьям и родным, высказывать свои мнения по поводу внешних и внутренних событий России. Кроме «Записок о русском войске» и многочисленных писем, имеющих большое историческое значение, Семеном Романовичем составлена автобиография (см. «Русский Архив», 1876, т. I и VIII т. «Архива князя В.») и «Записка о внутреннем управлении России» («Русский Архив», 1881, т. II и XV т. «Архива князя Воронцова»). Составление первой относится ко времени 1796—97 гг., а второй — к 1802 г.

10) Михаил Семенович — сын предыдущего, светлейший князь, генерал-фельдмаршал; родился в 1782 году, детство и первую молодость провел при отце, в Лондоне, где получил блестящее образование. Еще грудным ребенком записанный в бомбардир-капралы лейб-гвардии Преображенского полка, он уже 4-х лет от роду произведен в прапорщики. В 1803 г. он был прикомандирован к кавказским войскам, во главе коих стоял тогда князь Цицианов. Состоя лично при нем, В. был в разных делах с горцами, причем во время несчастной экспедиции Гулякова в Закатальское ущелье (15 января 1804 г.) едва было не погиб. В сентябре 1805 г. он, в должности бригад-майора, отправлен был в шведскую Померанию, с десантными войсками генерал-лейтенанта графа Толстого и был при блокаде крепости Гамельн. В кампанию 1806 года находился в сражений под Пултуском, а в кампанию 1807 г., командуя 1-м батальоном лейб-гвардии Преображенского полка, — в битве при Фридланде. В 1809 г. В., назначенный командиром нарвского пехотного полка, отправился в Турцию, где участвовал в штурме Базарджика и в сражении под Шумлой (1810), а потом послан был с особым отрядом на Балканы, причем занял города Плевну, Ловчу и Сельви. В кампанию 1811 г. В. участвовал в сражении под Рущуком, в 4-х делах под Калафатом и в удачном деле под Виддином. В Отечественную войну 1812 г. В. находился сначала при армии князя Багратиона, принимал участие в сражении при Смоленске. В битве под Бородиным В. защищал укрепления у деревни Семеновской и получил рану, принудившую его оставить ряды войск. Отправляясь на излечение в свое имение, он пригласил туда же около 50 раненых офицеров и более 300 рядовых, пользовавшихся у него заботливым уходом. Едва поправившись, В. вернулся в строй и был назначен в армию Чичагова, причем ему был вверен отдельный летучий отряд. Во время перемирия (летом 1813 г.) он был переведен в Северную армию; по возобновлении военных действий находился в деле под Денневицем и в битве под Лейпцигом. В кампанию 1814 г. В. при городе Краоне блистательно выдержал сражение против самого Наполеона; в сражении под Парижем, командуя особым отрядом, с боя занял предместье ла-Вилетт. В 1815 г. В. назначен был командиром оккупационного корпуса, занимавшего Францию до 1818 г. В. оставил по себе там самые лучшие воспоминания. Возвратясь в Россию, В. командовал 3-м пехотным корпусом, а 7 мая 1823 г. назначен новороссийским генерал-губернатором и полномочным наместником Бессарабской области. Наполовину девственный Новороссийский край ждал лишь искусной руки для развития в нем земледельческой и промышленной деятельности. В. обязаны: Одесса — небывалым дотоле расширением своего торгового значения и увеличением благосостояния; Крым — развитием и усовершенствованием виноделия, устройством превосходного шоссе, окаймляющего южный берег полуострова, разведением и умножением разных видов хлебных и др. полезных растений, равно как и первыми опытами лесоразведения. По его почину учреждено в Одессе общество сельского хозяйства, в трудах которого сам В. принимал деятельное участие. Многим обязана ему и одна из важнейших отраслей новороссийской промышленности — разведение тонкорунных овец. При нем же, в 1828 г., получило начало пароходство по Черному морю. В 1826 г. В., вместе с Рибопьером, был послан в Аккерман для переговоров с турецкими уполномоченными по поводу возникших между нами и Портой несогласий. В 1828 г. он принял, вместо раненого князя Меньшикова, начальство над войсками, осаждавшими крепость Варна. 17 августа В. прибыл к месту назначения, а 28 сентября крепость сдалась. В кампанию 1829 г., благодаря содействию В., войска, действовавшие в Турции, безостановочно получали необходимые запасы. Чума, занесенная из Турции, не проникла во внутренность Империи, благодаря энергичным мерам В. В 1844 году В. назначен был главнокомандующим войск на Кавказе и наместником кавказским, с неограниченными полномочиями и оставлением в прежних должностях. Прибыв в Тифлис 25 марта 1845 г., В. вскоре отправился на левый фланг Кавказской линии, для принятия начальства над войсками, готовившимися к походу против Шамиля. После занятия Андии, сопряженного с величайшими затруднениями, войска, под личным предводительством В., двинулись к временной резиденции Шамиля — аулу Дарго. Овладение этим пунктом и в особенности дальнейшее движение через дремучие Ичкерийские леса сопряжены были с большими опасностями и огромными потерями. За поход к Дарго В. возведен был в княжеское достоинство, с присвоением ему несколько позже титула светлейшего. В 1848 г. взяты были две твердыни Дагестана, аулы Гергебиль и Салты. Вообще после прибытия В. военное положение наше на Кавказе резко изменилось к лучшему; плодотворна была и гражданская деятельность наместника. В начале 1853 г. В., чувствуя крайний упадок сил, просил государя уволить его от должности, и 25 марта оставил Тифлис. Умер в Одессе в 1856 г. Ему воздвигнуты памятники в Тифлисе и Одессе.

Важнейшие источники и пособия для истории рода Воронцовых: «Архив князя Воронцова» — обширное издание (с 1870 по 1891 г. вышло 37 томов), под редакцией П. И. Бартенева, представляющее прекрасный материал для русской истории XVIII в.; Лонгинов, «Несколько известий о прямых пособниках Екатерины II» («Осьмнадцатый век», кн. 3); П. Долгорукий, «Mémoires» (Женева, 1867 и 1871 гг.; помещена полная генеалогия Воронцовых); «Русский Архив» за 1879 год, т. I и II (биография Семена Романовича В.); Щербинин, «Биография Михаила Семеновича Воронцова» (СПб., 1859 г.); его же, «Замечания о деятельности Михаила Семеновича Воронцова на Кавказе» («Русский Архив», 1872 г., № 3 и 4); его же, «Воспоминания о Михаиле Семеновиче Воронцове» (в «Русском Архиве», 1876 г., т. III); Толстой, «Михаил Семенович Воронцов» (в «Русском Архиве», 1877 г., т. III); «Русская Старина», 1873 г., № 12 (биография Михаила Семеновича Воронцова); биографии князя М. С. В. в «Портретной галерее» Мюнстера, т. I; в изд. Баумана: «Наши деятели», т. II; Зиссерман, «По поводу полемики о князе В. и Муравьеве, как наместниках кавказских» (в «Русском Вестнике», 1874, № 11); «Материалы для истории пажеского корпуса» Милорадовича (Киев, 1876, биографические данные о Семене Романовиче В.); Хмыров, «Биография Иллариона В.» (в «Портретной галерее Мюнстера», т. I); Карнович, «Замечательные богатства частных лиц в России» (СПб., 1874 г.); Брикнер, «Письма Семена Романовича В. к сыну» («Вестник Европы», 1888, № 3); его же, «Семейная хроника В.» («Вестник Европы», 1887 г., № 8 и 9).