ЭСБЕ/Государственный совет

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к: навигация, поиск

Государственный совет
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Гаагская — Гюффер
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Гоа — Гравер. Источник: т. IX (1893): Гоа — Гравер, с. 413—418 (индекс); доп. т. Ia (1905): Гаагская конференция — Кочубей, с. 614 (индекс) • Другие источники: МЭСБЕ 


Государственный совет (Staatsrath, Conseil d’Etat) — установление, призванное подавать свои мнения по вопросам, подлежащим непосредственному разрешению верховной власти.

Во Франции Г. совет получил окончательную организацию при Людовике XIV, в 1673 г. Он был одновременно и высшим судебным установлением, и верховным административным судилищем, и советом правительства. В 1791 г. Г. совет был уничтожен, но скоро воскрес, по мысли Сейса, и явился одним из важнейших установлений консульской (потом императорской) конституции VIII-го (1799) г. Г. совет составлял законопроекты, которые затем предлагались трибунату и законодательному корпусу. Наполеон, будучи консулом, любил вызывать прения в Г. совете; сделавшись императором, он постоянно оказывал ему большое доверие, подчинял его контролю действия своих министров, поручал ему самые трудные и щекотливые дела. При деятельном участии совета был организован универс., изданы кодексы гражданский, процессуальный, коммерческий, уголовный. Во время Реставрации и Июльской монархии Г. совет не имел политического значения, несовместного с правами народного представительства. Во время Второй империи он играл приблизительно такую же роль, как и при Наполеоне I. Члены Г. совета, особенно до 1860 г., являлись защитниками законопроектов, внесенных правительством в законод. корпус. По ныне действующим закону 24 мая 1872 г. и конституции 25 февр. 1875 г. участие Г. совета в законодательстве факультативно: мнение совета по законодательным вопросам может быть испрошено Национальным собранием или правительством. На Г. совет возлагается изготовление проектов общих административных правил и разрешение в видах единства управления затруднений, возникающих на практике. Для разрешения пререканий между судебным и административным ведомствами образован в 1872 г. особый трибунал, состоящий под председательством министра юстиции из членов, избираемых Г. советом и кассационным судом из своей среды. Г. совет состоит из президента (министр юстиции), 32 штатн. советн. (conseiller d’état en service ordinaire), из числа которых назначаются вице-президент совета и председатели отделений, 18 сверхштатн. советников (с. d’état en service extraordinaire) и министров, заседающих в совете ex officio. Делопроизводство вверено рекетмейстерам (maîtres de requêtes) и аудиторам. Назначение членов Г. совета предоставлено президенту республики. Сверхштатные советники — это лица, занимающие иные должности по администрации и не принадлежащие к составу отделений. Г. совет разделяется на отделения (sections); дела рассматриваются в отделениях (некоторые — окончательно), в соединенных присутствиях нескольких отделений и в общем собрании. Особое отделение образовано для дел административной юстиции, по которым Г. совет является высшей инстанцией. Жалобы на распоряжения министров Г. совет разрешает окончательно, под председательством вице-президента. Производство в Г. совете письменное, но оно делается гласным и устным, если жалобщик выставил адвоката или этого потребовал член отделения Г. совета или представитель министерства. Ср. Regnault, «Histoire du Conseil d’Etat» (1853).

В Пруссии Г. совет учрежден в 1604 г., но характер учреждения совещательного был дан ему только в 1810 г. По закону 1817 г. Г. совет является высшим совещательным учреждением при короле, не имеющим никакого участия в управлении. Рассмотрению Г. совета обязательно подлежали законопроекты, пререкания о компетенции между различными министерствами, жалобы на решения министров и др. С 1817 по 1848 г. Г. совет принимал видное участие в законодательстве, но другие стороны его деятельности развивались мало. С марта 1848 г. Г. совет фактически перестал собираться. В 1854 г. он снова был призван к деятельности; но палата депутатов нашла, что права совета несовместны с принципом ответственности министров и противны конституции. В 1884 г. повторена была попытка оживить деятельность совета; состав его был усилен, председателем назначен наследный принц Фридрих-Вильгельм — но это не привело к серьезным результатам, и Г. совет продолжает существовать в Пруссии более номинально. Значение имел лишь состоявший при нем суд для разрешения пререканий между административной и судебной властями; но в 1879 г. для дел этого рода учрежден особый трибунал, а с 1877 г. существует и особый высший суд по делам административной юстиции. Состоит Г. совет Пруссии: 1) из принцев королевского дома, достигших 18-летн. возраста; 2) из членов по должности (министры и др.); 3) из лиц, призванных в совет по особому доверию короля. Ср. Sailer, «Der preussische Staatsrath» (Б., 1884).

Конституции южно-германских государств (Баварии, Вюртемберга, Саксонии) определяют положение Г. совета под влиянием фр. законодательства; но организация самостоятельных органов административной юстиции и особых трибуналов для разрешения пререканий между судебным и административными ведомствами и здесь сузила деятельность Г. советов. В Эльзас-Лотарингии в 1879 г. образован Г. совет, под председательством наместника, из статс-секретарей, президента и обер-прокурора высшего суда и членов, которые каждые 3 года назначаются императором, в числе от 8 до 12; трое из них назначаются из кандидатов, предложенных земскими чинами (Landesausschuss). Предварительному обсуждению Г. совета обязательно подлежат проекты новых законов и общих административных правил. Г. совет Италии, действующий по закону 1865 г., является совещательным учреждением по делам законодательным и общим административным. Самостоятельная юрисдикция ему предоставлена по начетам казны и на казну и по делам о духовных имуществах. В Голландии король обязательно выслушивает мнения Г. совета по законопроектам, предположенным к внесению в палаты от имени короны, по законопроектам, принятым палатами и представленным на королевское утверждение, и по общим административным мерам. В Португалии Г. совет призван к обсуждению важнейших внешних и внутренних мер, главным образом: 1) по объявлению войны, заключению мира и трактатов и 2) в тех случаях, когда король пожелает воспользоваться одной из своих прерогатив (назначение пэров, санкция законов, роспуск палат и т. п.); члены Г. совета ответственны за подаваемые им советы. В Греции Г. совет имеет своей задачей предварительное обсуждение законодательных вопросов. В Швеции Г. совет является в настоящее время как бы расширенным советом министров, обсуждающим предварительно все правительственные акты, за исключением иностранных сношений и дел по командованию войском. В Австрии (с 1868 г.) и Бельгии совсем нет Г. советов. Вообще можно заметить, что в Зап. Европе деятельность Г. совета как совещательного учреждения ослаблена или устранена конституционными правами представительных собраний. Многие писатели (Моль, Блунчли, Л. Штейн) находят, однако, что для Г. совета есть место и в конституционных государствах. Монарх — говорит Л. Штейн — есть глава и законодательной власти, и власти исполнительной; он дает свою санкцию как законам, так и распоряжениям и этим охраняет гармонию обеих властей. В санкции должны выражаться не одни потребности администрации и не одна воля народного представительства, но высшее их соотношение. Санкция монарха есть поэтому акт, в котором законодательство и управление сливаются в неразрывном единстве. Очевидно, что такой важный акт должен быть подвергнут предварительному обсуждению компетентного установления и притом нейтрального, то есть не принадлежащего ни к законодательн. корпусу, ни к администрации. Таким установлением и является Г. совет.

В России князья издревле совещались с боярами и дружинниками. При нормальном течении дел все вопросы, восходившие к решению верховной власти, разрешались единением государя и боярской думы (см.). При Петре I боярская дума прекратила свое существование и отчасти была заменена «ближнею канцелярией его царского величества» (см.), которая в 1719 г. была преобразована в Ревизион-коллегию. Когда был учрежден Сенат, он составлял по законодательным вопросам совет государя. При преемниках Петра I является целый ряд советов, которые быстро сменяют один другой, умаляя, пока они существуют, значение Сената. Первым таким советом был Верховный тайный совет (см.), учрежденный при Екатерине I и упраздненный Анной Иоанновной, которая, однако, уже в 1731 г. организовала Кабинет (см.). Елизавета Петровна восстановила Сенат в его прежней силе и власти, но и при ней он встречал соперника в Конференции при Высочайшем Дворе (см.), учрежденной в 1741 г. Петр III заменил конференцию Советом при Высочайшем Дворе (18 мая 1762), который не успел получить вполне определенного устройства, так как вскоре последовало воцарение Екатерины II. В первый же год ее царствования граф Н. И. Панин, указывая на непрочность всех учреждений после Петра I и объясняя ее тем, что «в производстве дел действовала более сила персон, нежели власть мест государственных», предложил учредить под именем Императорского совета «верховное место лежислации, или законодания, которое оградит самодержавную власть от скрытых иногда похитителей оныя». Проект Панина был Екатериною принят, члены совета назначены и соответствующий манифест подписан, но затем манифест был надорван, и всему проекту Панина не было дано дальнейшего хода. В первые годы царствования Екатерины II происходили обыкновенно два раза в неделю, в присутствии императрицы, совещания приближенных к ней лиц (гр. Панин, Бестужев, кн. Голицын, Неплюев), а в 1769 г. получил формальное образование Совет при Высочайшем присутствии (см.). Александр I 30 марта 1801 г. образовал Непременный совет, который с первого же момента своей деятельности получил название Г. совета. Совет 1801 г. должен был иметь характер постоянного учреждения и был назван «непременным не в лицах, его составляющих, но в его установлении». Наказ, данный совету 5 апр. 1801 г., определяет его как учреждение законосовещательное, призванное к тому, «чтобы постановить силу и блаженство империи Всероссийской на незыблемом основании закона». На самом деле совет этот не имел большого влияния. Объясняется это, главным образом, его составом. Членами его были сановники екатерининской школы, относившиеся отрицательно к освободительным идеям Александра I и не пользовавшиеся доверием монарха. Действительным двигателем реформ Александра I в первые годы его царствования был неофициальный комитет, состоявший из гр. Строганова, Новосильцева и кн. А. Чарторыйского; затем эта роль перешла к Сперанскому, выработавшему под именем «Проекта уложения государственных законов» план коренного преобразования всех Г. установлений России. В основу проекта Сперанского положено начало разделения властей, а венцом его является государственная дума — орган народного представительства, основанного на землевладении. При составлении законопроектов, а равно при утверждении их державная власть пользуется содействием Государственного совета. Между «всеми постановлениями, коими государство управляется», Сперанский различает два класса: «в первом должно положить те постановления, коими вводится какая-либо перемена в отношениях Г. сил или в отношениях частных людей между собою; во втором — те, кои, не вводя никакой существенной перемены, учреждают токмо образ исполнения первых». Первые в терминологии Сперанского названы законами, вторые — уставами и учреждениями. Первые подлежат ведению Г. думы; вторые относятся к сфере власти исполнительной, которая при составлении их действует через Г. совет. Закон, по мысли Сперанского, вверяется Г. думе, суд — сенату, управление — министерствам; «действие этих трех учреждений соединяется в Г. совете и через него восходит к трону». Александр I колебался осуществить проект Сперанского сразу и решился вводить новые установления по частям. Чтобы укрепить государя в этой решимости, Сперанский представил еще особую «Записку о необходимости учреждения Г. совета». По словам автора записки, «великие государства движутся установлениями; лица переменяются и умирают, а дух установлений живет и в течение многих столетий охраняет оные… Положение наших финансов требует непременно новых и весьма нарочитых налогов, без чего никак и ни к чему приступить невозможно. Налоги тягостны бывают особенно потому, что кажутся произвольными. Нельзя каждому с очевидностью и подробностью доказать их необходимость. Следовательно, очевидность сию должно заменить убеждением в том, что не действием произвола, но точною необходимостью, признанною и представленною от совета, налагаются налоги. Таким образом, власть державная сохранит к себе всю целость народной любви, нужной ей для счастья самого народа». С другой стороны, «смешение в сенате дел суда и управления дошло уже до такого беспорядка, что нельзя более отлагать нужные меры исправления, а меры не могут быть приняты иначе, как отделением части управления и назначением ей особого порядка». Таковы были обстоятельства, при которых издано было «Образование Государственного совета», которое, по словам манифеста 1 янв. 1810 г., должно было удовлетворить сознанной потребности «учреждать постепенно образ управления на твердых и непеременяемых основаниях закона» (см. Александр I). Торжественное открытие Г. совета состоялось 1 янв. 1810 г. Отделенный от системы, часть которой он должен был составить, он был неправильно понят и вызвал порицание, между прочим — и со стороны Карамзина, который в учреждении Г. совета усмотрел попытку воскресить «усопшую аристократию боярскую».

Внесению в журнал Госуд. совета первоначально подлежало только мнение большинства его членов. Члены, не согласившиеся с общим заключением, могли доставить Г. секретарю свои мнения, которые прилагались в подлиннике к журналу и только по особому высоч. повелению могли быть переданы на новое рассмотрение Г. совета. Все новые законы, уставы и учреждения, равно как и дополнения к старым, подлежали утверждению императора в следующей форме: «вняв мнению Государственного совета, постановляем или утверждаем». Предполагалось, что проект закона, против которого высказалось большинство Г. совета, не может быть утвержден и обнародован, ибо под ним нельзя написать: вняв мнению и т. д. Но формула эта употреблялась недолго. Она встречается в 31 манифесте; первый из них издан 2 февраля 1810 г., последний — 17 июня 1812 г. Уже в 1816 г. «Подробными правилами о производстве дел в Г. совете» было постановлено, что если члены, не согласившиеся с заключением большинства, составят свое мнение в самом собрании, то оно вносится в журнал. Затем 12 июня 1827 г. высочайше утвержденной запиской председателя Г. совета установлены особые формы на случай утверждения мнения меньшинства или постановления особой резолюции. В Своде Законов 1832 г. еще сохранилась не употреблявшаяся фактически формула: вняв мнению и т. д., хотя здесь прямо было предусмотрено и утверждение «одного из разных мнений», и постановление «особой резолюции». Окончательно исчезла формула: вняв мнению и т. д., в новом «Учреждении Г. совета» 16 апр. 1842 г. Ныне действует «Учреждение Г. совета» изд. 1886 г. (Св. Законов, т. I, ч. 2), дополненное законом 9 марта 1892 г. о согласовании Свода Законов с новыми правилами, определяющими порядок привлечения к ответственности высших чинов Г. управления по обвинению в нарушении долга службы (см. Верховный суд, Генерал-губернатор).

Общее значение Г. совета определяется действующим законом согласно «Образованию» 1810 г.: «в порядке государственных установлений Г. совет составляет сословие, в коем все части управления, в главных их отношениях к законодательству, соображаются, и через него восходят к Верховной Императорской власти». Разнообразная по своему составу компетенция Г. совета не представляется чем-то замкнутым: по особенным высочайшим повелениям в совет могут быть внесены всякого рода дела. Предварительному рассмотрению Г. совета подлежат: 1) дела законодательные. Сюда относятся не только установление новых или полная отмена прежних законов, но и частные изменения в законах, равно как толкование их. Образование 1810 г. желало сделать Г. совет единственным местом рассмотрения законодательных вопросов в том смысле, что никакой законопроект не может быть ни утвержден императором без обсуждения его в совете, ни представлен государю мимо совета. Но уже Учреждение министерств 1811 г. допустило в этом отношении отступления, которые с течением времени усиливались. По Учреждению Г. совета изд. 1886 г. на предварительное уважение Г. совета не поступают: дела, кои особенно предоставлены непосредственному докладу министров (см.); дела, кои подлежат соображениям комитета министров (см.), и дела, представляемые на высочайшее усмотрение непосредственно от Адмиралтейств-совета или Военного совета (см.). 2) Высшие административные вопросы, поскольку они требуют высочайшего разрешения. Сюда относятся: общие распоряжения, издаваемые в видах успешного исполнения существующих законов; общие внутренние меры, в чрезвычайных случаях приемлемые; объявление войны, заключение мира и др. важные внешние меры, когда они могут подлежать предварительному общему соображению. 3) Финансовые меры, требующие высочайшего разрешения. Сюда относятся: государственная роспись доходов и расходов, сверхсметные кредиты, способы уравнения государственных доходов и расходов, чрезвычайные финансовые меры; сметы и раскладки земских губернских и частных повинностей в губерниях, в которых не введены земские учреждения; все вообще штаты; дела о сложении недоимок и казенных взысканий; ежегодные отчеты о государственных доходах и расходах и др. К этой же категории дел принадлежат со времени введения в действие Положения о земских учреждениях 1890 г. и Городового Положения 1892 г. постановления губернских земских собраний и городских дум, в которых министром внутренних дел усмотрено что-либо несоответствующее общим государственным нуждам или явно нарушающее интересы местного населения, если от изменения или отмены этих постановлений должно последовать возвышение земского или городского обложения. 4) Частные законы, касающиеся юридического положения частных лиц, физических и юридических, и их имущества (напр. учреждение компаний на акциях, когда ими испрашиваются особые преимущества или исключительные привилегии; вознаграждение за имущества, на государственные нужды отбираемые). 5) Судебные дела, подлежащие разрешению высочайшей власти; см. Верховный суд, Всеподданнейшие прошения и Сенат. 6) Наконец, Г. совет может быть облечен и чрезвычайными полномочиями — именно в случае продолжительного и дальнего отсутствия императора, что было сделано в 1812 в 1814 гг.

Г. совет составляется из лиц, назначаемых высочайшею властью. В 1810 г. всех членов назначено было 86; в 1890 г. их было 60. Министры присутствуют в совете ex officio. Когда государь император не председательствует лично, место председателя занимает один из членов совета, особо к тому назначенный высочайшею властью; назначение это возобновляется ежегодно. Председателями Г. совета последовательно состояли: гр. Н. П. Румянцев (1810—12), гр. Н. И. Салтыков (1812—16), кн. П. В. Лопухин (1816—27), кн. В. П. Кочубей (1827—34), гр. Новосильцев (1834—38), кн. И. В. Васильчиков (1838—47), гр. Левашев (1847—48), кн. Чернышев (1848—56), кн. А. Ф. Орлов (1856—61), гр. Блудов (1861—64), кн. Гагарин (1864—66), вел. кн. Константин Николаевич (1865—81), вел. кн. Михаил Николаевич. Члены Г. совета разделяются на присутствующих только в общих собраниях совета и присутствующих и в департаментах. Каждый департамент составляется из высочайше назначенных председателя и членов, не менее трех; министры не могут быть председателями департаментов; распорядок председателей и членов департаментов возобновляется каждые полгода. Некоторые дела, менее важные, решаются в департаментах окончательно. Всех департаментов четыре: департамент законов, на предварительное рассмотрение которого поступают все законопроекты, имеющие общее значение; департамент гражданских и духовных, куда входят дела юстиции, управления духовного и полиции; департамент военных дел, фактически не существующий, и департамент государственной экономии, ведомство которого обнимает предметы общей промышленности, наук, торговли, финансов, земских повинностей, казначейства и счетов. Департаментам предоставляется приглашать в свои заседания и посторонних лиц, если от них можно ожидать полезных указаний. Для дел важных и сложных могут по соглашению председателей быть назначаемы соединенные заседания двух или трех департаментов. Общее собрание составляется из членов департаментов, из всех министров и из членов Г. совета, в департаментах не присутствующих. Министры по соглашению с председателем Г. совета могут заменять себя своими товарищами. Для объяснений по делу министры могут, кроме того, командировать своих товарищей или директоров департамента. Эти лица не имеют совещательного голоса и оставляют заседание по выслушании их объяснений. Заседания как департаментов, так и общего собрания непубличны; только с начала 1893 г. еженедельно публикуется список дел, предназначенных к рассмотрению в департаментах Г. совета. Для делопроизводства при Г. совете состоит государственная канцелярия. Главное заведование ею возлагается на государственного секретаря. Канцелярия разделяется на отделения, которые соответствуют департаментам совета; затем особо существуют отделение дел Г. секретаря и архив (см.). Отделениями Г. канцелярии управляют статс-секретари, в ведении которых находятся помощники статс-секретарей, делопроизводители и проч. чины. Уже в 1810 г. к Г. совету присоединены были комиссия составления законов и комиссия прошений. Первая была в 1826 г. преобразована во II отделение Собственной Е. И. В. канцелярии, но в 1882 г. к Г. совету вновь присоединен кодификационный отдел (см.). В ведении главноуправляющего кодификационным отделом состоит государственная типография, учрежденная в 1817 г. Комиссия прошений, преобразованная в 1835 г. в самостоятельное управление, упразднена в 1884 г., при чем функции ее разделены между Главною квартирою и вновь учрежденным особым присутствием при Г. совете для предварительного рассмотрения всеподданнейших жалоб на решения департаментов Сената (см. Всеподданнейшие жалобы). В разное время при Г. совете состояли и другие установления: с 1861 по 1882 г. — главный комитет об устройстве сельского состояния (см.), с 1874 по 1881 г. — особое присутствие о воинской повинности. В 1832 г. при Г. совете был образован особый департамент дел Царства Польского, закрытый в 1862 г., а в 1866 г. замененный комитетом по делам Царства Польского, также существовавшим при Г. совете, а теперь упраздненным. Все дела поступают в Г. совет через Г. канцелярию и распределяются по отделениям, которые изготовляют их к слушанию в департаментах. Рассмотрение дел в департаментах основывается: 1) на докладе, который по распоряжению статс-секретаря читается или помощниками статс-секретарей, или делопроизводителями, и 2) на объяснениях министра или лица, им командированного. Если департамент в отсутствие министра постановит заключение, несогласное с его представлением, то он обязан уведомить его о том. Если министр не согласится с заключением департамента, ему предоставляется в течение недели доставить особое мнение и тогда департамент подвергает дело новому рассмотрению. Особые правила определяют порядок рассмотрения в департаменте государственной экономии государственной росписи (см.), финансовых смет и представлений по испрошению сверхсметных кредитов. Дела о земских повинностях рассматриваются в том же департаменте не иначе, как в присутствии министров финансов, государственных имуществ, внутренних дел и уделов. Дела, рассмотренные в департаментах, поступают на окончательное суждение в общее собрание; но это правило ограничивается двумя исключениями: 1) некоторые дела восходят из департамента на высочайшее усмотрение мимо общего собрания. Сюда относятся, между прочим, положения департаментов, заключающие в себе только изъяснение смысла существующих законов и приложение их к частным случаям, и заключение департамента государственной экономии об ассигновании сверхсметных кредитов. Но те из этих дел, по которым а) произошло разногласие в д-те, б) или отменяется решение сената или мнение большинства сенаторов, в) или мнение министра расходится с заключением департамента — вносятся в общее собрание Г. совета. 2) Собственною властью департамента, помимо общего собрания и даже без представления на высочайшее усмотрение, разрешаются дела: а) о возвращении министру, по соглашению с ним, его представлений; b) о сообщении делам независимо от разрешения их, по существу, законного направления; с) дела, вносимые в совет только для сведения; d) некоторые дела о земских повинностях. В общее собрание Г. совета дела поступают из департаментов. Помимо департаментов непосредственно в общее собрание вносятся: 1) общие внутренние меры, в чрезвычайных случаях приемлемые; 2) важные внешние меры; 3) другие дела, по особенным высочайшим повелениям. Доклад дела в общем собрании состоит в чтении журналов департамента, состоявшихся по данному делу. После доклада начинаются «рассуждения по порядку статей или вопросов, к разрешению предлежащих». В изложении своих замечаний члены «пользуются всею свободою мнений». «Когда все статьи рассуждения будут пройдены и предмет достаточно соображен, председатель закрывает рассуждение» и приступает к голосованию. Вообще в журнал вносятся только два мнения — большинства и меньшинства. Если кто желает представить особое мнение, не согласное ни с большинством, ни с меньшинством, то обязан заявить о сущности этого мнения в то самое заседание, когда дело выслушано и обсуждено, а затем в семидневный срок прислать свое мнение Г. секретарю. В следующем заседании особые мнения прочитываются после проекта журнала, к которому они относятся, но прежде его подписания. Совету предоставляется право по выслушании этих мнений приступить к новому суждению и изменить прежний журнал. При отказе совета обсудить вновь дело каждому члену предоставляется, не стесняясь прежним мнением, присоединиться к особому мнению, что и отмечается в журнале. К каждому мнению, занесенному в журнал, должно быть присоединено положительное заключение, так, чтобы в случае высочайшего утверждения одного из них оно могло быть обращено к окончательному исполнению в том самом виде, в каком записано в журнале. Мнения Г. совета получают обязательную силу только после высочайшего утверждения. По учреждению 1810 года дела, решенные в совете, представлялись на высочайшее усмотрение в подлинных журналах, для ближайшего ознакомления государя с содержанием прений; но с 1842 г. мнения совета представляются государю в мемориях, т. е. в кратких отчетах, подписанных председателем совета и Г. секретарем. Мнения совета, заключающие в себе новый закон, установление налогов и отмену их, новые постоянные штаты разных управлений и ведомств, а также касающиеся государственной росписи и дел об экспроприации, утверждаются собственноручной подписью государя. При утверждении новых законов подпись бывает именная; во всех же остальных случаях она излагается словами быть по тому. Означенные формы собственноручного утверждения имеют место, когда государь утверждает мнение Г. совета, принятое единогласно или по большинству голосов. Если же государь утверждает заключение меньшинства или особое мнение или же постановляет собственную резолюцию, то исполнение совершается именным указом. Все прочие дела, рассмотренные в Г. совете, разрешаются высочайшими повелениями, объявляемыми председателем Г. совета. Если государь утверждает мнение совета, постановленное единогласно или по большинству голосов, то словесная резолюция излагается в следующей форме: Его Императорское Величество воспоследовавшее мнение в Общем Собрании (или в таком-то департаменте) Государственного Совета, по делу о том-то, Высочайше утвердить соизволил и повелел исполнить; в противном случае резолюция излагается в форме именного указа (Е. И. В., рассмотрев последовавшее в Г. совете заключение по такому-то делу, Высочайше повелеть изволил…). Резолюция подписывается председателем совета и скрепляется Г. секретарем и статс-секретарем. Ср. Щеглов, «Г. совет в России, в особенности в царствование Александра I» (Ярославль, 1892).

А. Я.

Дополнение[править]

Государственный совет. — С 1 января 1894 г. состоявший при Г. совете кодификационный отдел упразднен, а обязанности его возложены на государственную канцелярию, в составе которой была учреждена должность товарища государственного секретаря, на правах товарища министра, и образовано отделение свода законов (см. соотв. статью). С утверждением в 1894 г. нового устава государственного банка и с упразднением в 1895 г. совета государственных кредитных установлений, на Г. совет возложено рассмотрение отчетов государственных кредитных установлений. В 1899 г., манифестом 3 февраля, на Г. совет возложено рассмотрение законопроектов, общих для империи и Финляндии, причем в рассмотрении должны участвовать финляндский ген.-губернатор, министр — статс-секретарь, а также финляндские сенаторы по Высочайшему назначению (см. соотв. статью). Ввиду обременения делами трех существовавших до тех пор департаментов Г. совета, 1 января 1900 г. образован новый департамент промышленности, наук и торговли, и соответственно с этим новое отделение промышленности, наук и торговли государственной канцелярии. 30 марта 1901 г., в день столетней годовщины возникновения Г. совета, Высочайше утверждено новое учреждение Г. совета, являющееся, впрочем, лишь кодификационной переработкой учреждения 1842 года. Существенным нововведением представляется только узаконение образования в составе Г. совета особых совещаний и подготовительных комиссий «для предварительного соображения и разработки особо важных и сложных законопроектов», по положениям департаментов, удостоенным Высочайшего утверждения. Особые совещания образуются, под председательством одного из членов Г. совета по Высочайшему избранию, в составе назначаемых Высочайшей властью членов Г. совета, министров и главноуправляющих или их товарищей, государственного секретаря или его товарища, а равно и других высших должностных лиц. Кроме того, в совещание могут быть приглашаемы председателем лица, от коих по свойству дела можно ожидать полезных объяснений. Заключения совещания вносятся на уважение департаментов. Подготовительные комиссии образуются, под председательством одного из членов Г. совета по Высоч. назначению, из высших чинов Г. канцелярии и чинов других ведомств. По распоряжению председателя Г. совета, в состав комиссии могут быть призываемы также лица, способные своим знанием и опытностью принести пользу. При рассмотрения в Г. совете составленных комиссией проектов, члены комиссии могут быть приглашаемы для представления объяснений. 3 января 1905 г. образовано в составе Г. совета особое присутствие по делам о принудительном отчуждении недвижимых имуществ и вознаграждении их владельцев, состоящее из 4 членов Г. совета по Высочайшему назначению. Список государственных секретарей: гр. М. М. Сперанский (1810—12), адм. А. С. Шишков (1812—14), А. Н. Оленин (1814—27), В. Р. Марченко (1827—34), бар. М. А. Корф (1834—43), Н. И. Бахтин (1843—53), В. П. Бутков (1853—65), кн. С. Н. Урусов (1865—67), Д. М. Сольский (1867—78), Е. А. Перетц (1878—83), А. А. Половцов (1883—92), Н. В. Муравьев (1892—94), В. К. Плеве (1894—1902), В. Н. Коковцев (1902—04), бар. Ю. А. Икскуль фон Гильденбандт с 1904 г. См. «Обзор деятельности Г. совета в царствование Государя Императора Александра III. 1881—1894 гг. Всеподданнейший отчет председателя Г. совета» (СПб., 1895); «Деятельность Г. совета за время царствования Государя Императора Александра Александровича. 1 марта 1881 г. — 20 октября 1894 г.» (СПб., 1900); «Г. совет. 1801—1901» (СПб., 1901, юбил. издание); В. В. Ивановский, «Г. совет в России. По поводу столетия со дня его учреждения» («Вестн. Европы», 1901, V); Д. Л., «Новое учреждение Г. совета» («Вестн. Права», 1901, IV — V); В. Г. Щеглов, «Г. совет в России в первый век его образования и деятельности» (Ярославль, 1903); Д. Бессонов, «Г. совет» («Слов. юрид. и госуд. наук», II, 478—519).

Н. Ив—ко.