ЭСБЕ/Добровский или Дубравский, Иосиф

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Добровский или Дубравский, Иосиф
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Десмургия — Домициан. Источник: т. Xa (1893): Десмургия — Домициан, с. 820—821 ( скан · индекс ) • Другие источники: МЭСБЕ : OSN


Добровский, также Дубравский (Иосиф Dobrovsky) — знаменитый славяновед, один из наиболее замечательных представителей чешского возрождения конца XVIII и начала XIX вв. Сын вахмистра драгунского полка; род. 17 августа 1753 г., в Венгрии, в походном лагере. Чех по происхождению, он получил начальное образование на немецком языке. Только в 10 лет он успел вновь научиться по-чешски от товарищей по Августинской латинской школе в Немецком Броде, куда он был помещен в 1763 г. Позднее Д. поступил в Иезуитскую коллегию в Клатове, а затем в Пражский унив. (1768). Выдающиеся дарования Д., его умение оппонировать на диспутах и успехи в богословских науках обратили на молодого ученого внимание иезуитов; он вступил в иезуитский новициат (1772), но через год, вследствие закрытия новициата, вышел из состава ордена и вернулся на богословский факультет Пражского унив. В 1776 г. Д. был приглашен учителем к детям графа Ностица, у которого он провел лучшие годы своей жизни (1776—1787), здесь он имел и досуг, и удобную обстановку для научных трудов, и общество лучших представителей чешской интеллигенции. Научно-литературные труды, начатые им в эти годы, первоначально имели богословский характер; в них знаменитый впоследствии «патриарх славяноведения» выступил как превосходный исследователь текстов св. Писания, знаток рукописей и специалист по еврейскому языку. С 1779 г. в направлении научной деятельности Д. совершается постепенно поворот к чешской национальной науке, к изучению чешской истории, литературы, древностей и языка. Этому повороту способствовало начавшееся в то время пробуждение чешского национального духа; в частности на Д. сказалось влияние богослова-ориенталиста Дуриха и особенно Фр. Пельцеля, заведовавшего воспитанием детей гр. Ностица. Д. стал окончательно в ряды славяноведов и предпринял в Праге ряд повременных изд.: «Böhmische Litteratur», «Böhmische u. Mährische Litteratur», «Litterarisches Magazin für Böhmen u. Mähren». В 1786 г. Д. был определен вице-ректором Генеральной семинарии в Градище (в Моравии), для чего принял священство. Вопреки общему мнению о «неудобстве характера» Д. для прохождения официальной службы — мнению, сложившемуся благодаря его резкой и беспощадной научной критике (в издавав. им журналах) и вмешательству в споры о реформах в положении духовенства, — Д. составил себе на службе вполне благонадежную репутацию и в 1789 г. был утвержден ректором Градищенской семинарии, где и оставался до самого закрытия Семинарии в 1790 г. В 1792 г. Д. был отправлен Чешским королевским обществом в научную командировку. С целью исследования истории, языка и литературы славян он объехал Германию и Швецию, посетил Петербург, Москву, Варшаву и Краков, где работал в архивах и библиотеках. Результаты путешествия им описаны в книге: «Literarische Nachrichten von einer Reise nach Schweden und Russland». В следующем году Д. совершил путешествие по Венгрии, Австрии, Сев. Италии; небольшие экскурсии по Чехии и Моравии, с целью изучения славянства, он предпринимал довольно часто. Для той же цели он имел корреспондентов по всем славянским землям. Он любил уделять свое время обучению славяноведению: так, одно время у него собиралась университетская молодежь, с Ганкой во главе; позже он преподавал в Пражской семинарии лужицкий язык; все это он делал безвозмездно. Последние годы жизни Д. часто страдал душевной болезнью, мешавшей его научным занятиям; во время ее приступов на Д. находили сомнения в ценности его трудов и он спешил жечь находившееся у него в руках. Так погиб его лужицкий словарь. Д. ум. 5 янв. 1829 г. Он был членом Российской акад. и СПБ. вольного общества любителей русской словесности. Главное значение деятельности Д. заключается в постановке на строго научную почву славяноведения как науки, изучающей славянское племя во всех проявлениях его духовной жизни. Труды Д. по славяноведению распадаются на труды исторические (следует особенно отметить «Ueber die ältesten Sitze der Slawen in Europa», «Kyrill und Method, der Slaven Apostel», «Scriptores rerum Bohemicarum»), труды по изучению народной словесности («Českych přslovj zbjrka»), труды по истории литературы («О начале распространения книгопечатания в Богемии», «О древности чешского перевода Библии»), по изучению древних памятников («Literarische Nachrichten») и по языкознанию (замечательный труд: «Institutiones linguae slavicae dialecti veteris», «Чешско-немецкий словарь» и др.). Нельзя не отметить также двух научных сборников Д.: «Slavin» и «Slovanka», представляющих собой богатейший запас сведений по этнографии, мифологии, истории, литературе и языку славян. Крайне ценные для науки, труды Д. вместе с тем имели большое значение в деле чешско-славянского возрождения XVIII — XIX в. Они были в этом отношении гораздо важнее, чем думал сам Д., считавший невозможным, даже ненужным оживление чешской народности, смотревший на чешскую старину, язык и литературу, как на предмет только научного исследования. «Оставьте мертвых в покое», — говаривал он — но незаметно для самого себя сам поднимал из гробов своих предков и, разрабатывая и восстанавливая чешскую и славянскую старину, изучая разные славянские народы, соединяя их таким образом в одно целое, невольно способствовал идее славянской взаимности, в практическую осуществимость которой не верил. Недоверчивость Д. к силам чехов, особенно в последние годы его жизни, после отрицания им подлинности знаменитого «Суда Любушина», восстановила против него молодых, пылких чешских патриотов — Юнгмана, Ганку, Челяковского, даже Палацкого и Шафарика. Д. казался им «славянствующим немцем» (выражение Юнгмана), не желающим даже писать по-чешски, а предпочитающим немецкий и латинский языки. Это враждебное отношение доставило немало огорчений Д., но не изменило его воззрений до самой смерти. Ср. Брандля, «Život Josefa Dobrovskeho» (Бонн, 1883), и Ив. Снегирева, «Иосиф Д.» (Казань, 1884 — здесь тщательно собрана и библиография). Рецензии на последнее сочинение см. в «Ж. М. Н. Пр.», 1884 г., № 8.