ЭСБЕ/Домашние животные

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Домашние животные
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Десмургия — Домициан. Источник: т. Xa (1893): Десмургия — Домициан, с. 942—944 ( скан · индекс )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Домашние животные — Так называют животных, которые с незапамятных времен сжились с человеком, которых он держит около себя, доставляя им кров и пищу, и которые при этом легко плодятся, передавая своим потомкам как природные, так и приобретенные ими, под влиянием человека, свойства. От животных Д. следует отличать животных домовых и ручных. Первые селятся в жилье или около жилья человека, против его воли, и приносят ему не пользу, а вред. Таковы, напр., крысы, мыши, тараканы и тому подобные. Места вторых (ручных) — в зверинцах и зоологических садах, где некоторые из диких животных легко приручаются, но в основном как бы теряют способность размножаться. Исключения редки. Ручные животные, следовательно, не могут передавать приобретаемых ими качеств новым поколениям, а каждое из них в отдельности требует новых усилий к приручению со стороны человека. Слон, например, в неволе никогда не размножается, но приручается сравнительно легко. Д. животные (коровы, лошади, овцы и др.), напротив, отличаются легкой размножаемостью и даже плодовитостью, и потомки их уже не требуют приручения, и особенности, характеризующие Д. животных, передаются по наследству. В высшей степени замечательно, что число Д. животных, сравнительно с числом диких, крайне ограниченно. В то время, как одних млекопитающих во всех частях света насчитывают более двух тысяч видов, Д. животных насчитывают около 40 видов. А если не считать несколько полезных насекомых, каковы, например, пчела, кошениль, 2—3 вида шелкопрядов и две породы рыб, золотую рыбку и карпа, которых почему-то считают также домашними, то тогда число Д. животных будет до 27 видов.

Главный контингент Д. животных составился из класса млекопитающих, отряда парнокопытных, подотряда жвачных, но и из них в узком смысле слова Д., то есть таких, существование которых связано с человеком и без которых, в свою очередь, и человеку трудно обойтись и которые поэтому имеют действительно историческое значение в культуре, не более 7—8 видов. Таковы: корова, или крупный рогатый скот, далее овца, коза (мелкий рогатый скот), буйвол, два вида верблюдов, лама, альпака, северный олень. В Африке и Азии заменяет нашего быка зебу, а в Тибете — як. Если считать оба вида верблюда за один, то из жвачных только десять надобно признать настоящими домашними животными. Из парнокопытных, нежвачных, к числу Д. животных принадлежат свинья, непарнокопытных — лошадь и осел, из плотоядных, или хищных, — собака и кошка, из грызунов — кролик и морская свинка. Из птиц к числу Д. животных относятся: из большого отряда куриных — курица, цесарка, фазан, павлин и индейка и голубиных — голубь обыкновенный и турецкий и, наконец, из отряда водоплавающих — лебедь шипун, гусь и утка. Одна только канарейка служит представительницей большого отряда воробьиных. Из отряда бегающих в Африке в последнее время стали разводить в домашнем состоянии страусов. Не все из перечисленных здесь животных имеют одинаковую одомашненность: ею в наивысшей степени одарены животные сельскохозяйственные. Они обладают высокоразвитой способностью приспособляться, при содействии человека, ко всяким внешних условиям: могут выносить, например, сильный холод и жар, питаться кормами не только даваемыми самой природой, но и приготавливаемыми искусственно и т. п. Таковы, напр., корова, овца, лошадь и свинья. Их мы видим поэтому наиболее распространенными. Но есть и такие, которые, как, напр., буйвол, верблюд, северный олень, лама, пако или альпака, живут только в известных местностях или в очень холодных, или в жарких полосах Азии и Африки, или на высоких Перуанских горах.

Д. животные содержатся для извлечения из них какой-либо пользы. Одни доставляют самые необходимые для продовольствия материалы: молоко, масло, сыр и вообще молочные продукты, затем после смерти — мясо, жир и т. п. Другие дают материал для одежды, обуви и вообще для сельской или фабричной промышленности. Некоторые содержатся для перевозки тяжестей и исполнения разных земледельческих работ. Иногда содержат животных и ради удовольствия, как, напр., некоторых птиц; но и птиц держат более из-за полезных продуктов, которые от них получаются (мясо, яйца, перья, пух и т. д.). Д. насекомые разводятся тоже ради полезных продуктов (пчелы), причем иные дают материал для мануфактуры (шелковичный червь).

Характерной особенностью Д. животных считают, кроме указанной уже их приспособляемости, способность изменять до известного предела как внешние формы, так и внутренние качества, чем и пользуется скотозаводчик для образования тех или других пород. Благодаря этой способности в последние два столетия достигнуты такие, в сельскохозяйственном смысле, успехи, что некоторые животные изменились чуть ли до неузнаваемости, что можно сказать об искусственных породах почти всех главнейших Д. животных, выработанных, главным образом, в Англии. Короткорогая корова, лейчестерская и саутсдаунская овца, английский скакун и тяжеловоз и, наконец, йоркширская и беркширская породы свиней — все они (названные породы) показывают, до какой степени, под влиянием человека, велика гибкость животных, которыми он завладел. Если взять какой-нибудь экземпляр из названных пород и поставить рядом с экземпляром неулучшенным, но послужившим, в виде материала, для выработки животных улучшенных пород, то действительно, результаты усилий человека покажутся невероятными. Английский бык достигает до 50—70 пд. веса. Наша крестьянская овца весит 50—60 фн., овца саутсдаунской породы раскармливается до 400—600 фн., и кроме того, дает 10—15 фн. прекрасной длинной шерсти. Английские свиньи в один год достигают 10—12 пуд. в весе, между тем, чтобы получить от наших такой вес, нужно содержать их 3—4 года. Об английских скакунах и тяжеловозах и говорить нечего, они давно приобрели всемирную известность. Мериносовая овца также представляет замечательный пример изменения в ее покрове в зависимости от спроса на разные фабрикаты, приготавливаемые из ее шерсти. Овцеводы много раз изменяли, в течение последних десятилетий, длину, тонину, извивчивость и тому подобные принадлежности мериносовой шерсти. В настоящее время стремятся создавать такие породы, которые отличались бы наибольшей производительностью не в одном только направлении, — соединять, например, в крупном рогатом скоте молочность со способностью к выкормке, в овце — производство хорошей шерсти с мясностью и т. д. Труды Бекквеля и братьев Коллинзов указали только возможность достигать желаемых изменений в Д. животных, но не указали еще предела, на котором следует остановиться. Голландская корова, переведенная в Америку, дает больше молока, чем в Голландии. Ввиду успехов, достигнутых скотозаводчиками в улучшении породы Д. скота, Дарвин в его известном сочинении «О происхождении видов» для пояснения некоторых фактов и для доказательства своих выводов очень часто ссылается на явления, представляемые Д. животными; даже вся первая глава названного сочинения посвящена изменениям, которым подвергаются животные и растения вследствие их культуры. Такие изменения в организме животных и закрепление их наследственности только и возможны при условии их одомашненности, так как для достижения подобных результатов нужны долговременная работа со многими непрерывными поколениями и умелый подбор среди их производителей, что, понятно, с дикими животными невозможно. Поэтому само одомашнивание, может быть, стоило очень больших трудов, но как и когда оно произошло, этого мы не знаем. Ни предание, ни история ничего не говорят о том, когда и каким путем человек дошел до присвоения в свое общежитие нынешних Д. животных. Человек каменного периода имел при себе почти всех наших главнейших Д. животных. Древнейшая историческая летопись, Библия, говорит о коровах, овцах, лошадях и др., как о самых обычных принадлежностях пастушеского и земледельческого состояния народов. Словом, время, когда человек приручил современных Д. животных, остается неизвестным, равно как неизвестно и происхождение большинства Д. млекопитающих. Предполагалось только, что каждое из Д. животных должно иметь одного или нескольких диких, подобных себе, родичей, а после исследования костей, найденных в остатках от свайных построек, это предположение, по-видимому, окончательно установилось, так как среди таких остатков удалось отличить кости Д. ж. от костей тожественных с ними диких животных. Таким образом как бы подтверждается, что в ту столь далекую от нас эпоху, о которой не помнят ни история, ни предание, жили наши теперешние животные как в домашнем, так и в диком состоянии. Но в настоящее время некоторые из домашних животных в диком виде более не существуют. Так, напр., известны только как Д. животные корова и лошадь. Затем, между некоторыми из Д. животных есть такие, родоначальников которых и до сих пор оспаривают. Так, нашу Д. овцу одни производят от муфлона, другие от аргали, а иные от североафриканской Д. дикой овцы (ovis tragelophus). Родоначальником собаки кто считает волка, кто шакала, а некоторые — оба эти вида. У иных животных дикие представители вымерли. Так, родоначальником большей части пород крупного рогатого скота считают тура (Bos primigenius) [Рютимейер, а затем и другие производят от тура все низменные породы крупного рогатого скота, водящиеся по берегам Балтийского и Немецкого моря: скот голландский, голштинский, а равно короткорогий скот Англии. К этой же группе относится и наш украинский скот. Затем, по Рютимейеру, к первоначальным породам также должны быть причислены: Bos brachyceros (бык короткорогий) и Bos frontosus (бык лобастый). От первой формы произошел одноцветный бурый скот Швейцарии (швицкий) и соседних Альп, а от второй — пестрый, также швейцарский, но водящийся в долинах между горами, и безрогий скот Шотландии и Норвегии.]. Он жил, как дикий бык, не только в доисторическое, но и в сравнительно недавнее время. В этом удостоверяют сказания нашей народной поэзии, древние русские былины, далее, названия разных урочищ, в которых слышится имя тура, и, наконец, положительные известия летописей и других памятников древней литературы. Судя по этим памятникам, древний тур хорошо был известен нашим предкам, был животным массивным, с длинными рогами, гнедой масти, отличался громадной силой и быстротой, любил держаться в местностях болотистых и лесистых, как привольных для корма и уединенных. По былинам, границы обитания тура определяются Приднепровьем, землей Волынской и пущами литовскими; но народный язык и названия разных урочищ, в которых сохранилось имя тура, расширяет эти границы на восток до верховьев Донца, а на север до Ладоги (где есть Турова пустынь), Грязовца и Галича. Из прямых свидетельств о туре особенно замечательно описание его, данное известным Герберштейном, приезжавшим в Россию в XVI стол. Чтобы не смешивали тура с живущим и доселе зубром, Герберштейн в своих записках («Rerum Moscoviticarum commentarii») приложил рисунки того и другого животного.

Таким образом относительно происхождения домашнего быка вопрос был бы ясен, если бы не было известно, что некоторые из домашних животных легко превращаются в диких. В Америке до ее открытия не было ни одного из домашних животных Старого света. Не было ни лошадей, ни коров, ни свиней, ни овец, ни коз. Все эти наши исконные домашние животные завезены в Америку европейцами, и все они нашли такую благоприятную для себя почву, что скоро размножились до излишества. Численность их стала превышать потребности народонаселения. При таких условиях, естественно, некоторые животные оставались без присмотра, стали отставать от стад, бродить по лесам и постепенно дичать. Таким путем в Америке начали набираться целые стада одичалых быков и лошадей. Натузиус говорит, что у него были случаи одичания свиней и спаривания их с дикими кабанами. Что было с нашими Д. животными в Америке и что отчасти бывает и в Европе, то же повторяется в редконаселенных местностях Австралии, где одичалый рогатый скот и лошади даже небезопасны для людей. В легкости одичания Д. животных некоторые видят как бы доказательство их происхождения от диких видов. Потому будто так легко и дичают некоторые из Д. животные, что их природе более соответствует состояние дикое, чем домашнее, искусственное, из которого они как бы и стремятся выйти. Если бы одомашненность была природным свойством некоторых животные, то таким нелегко было бы обходиться без помощи человека и перевод одновидовых диких животные в домашнее состояние не представлял бы большого труда.

Как бы то ни было, но вопрос о происхождении наших домашних животные, этих ближайших слуг и друзей человека, следует считать открытым, так как он, по справедливому замечанию Натузиуса, лежит вне наблюдений и опыта.

Литература: Дарвин, «Прирученные животные и пр.» (1867); его же, «О происхождении видов и проч.» (1862); Богданов, «Речь о происхождении домашней собаки» («Труды VI съезда естествоиспытателей»); «Исследования современного состояния скотоводства в России» (изд. мин. госуд. имуществ 1882—85); Зеттегост, «Животноводство» (пер. О. Гримма, 1881); Кесслер, «О происхождении домашних животных» (1847); Ruttimeyer, «Die Faune der Pfahlbauten in der Schweiz etc.» (1864); Wilckens, «Grundzüge d. Naturgeschichte des Hausthiere» (1880); H. von Nathusius, «Vorträge über Viehzucht und Rassenkentniss» (1872); Fürstenbert und Rohde, «Die Rindviehzucht nach ihrem jetzigen rationellen Standpunkt» (1872).

А. Советов.