ЭСБЕ/Ессеи

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Ессеи
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Евреиновы — Жилон. Источник: т. XIa (1894): Евреиновы — Жилон, с. 684—685 ( скан · индекс ) • Другие источники: БЭАН : ЕЭБЕ : МЭСБЕ
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия Wikidata-logo.svg Данные


Ессеи — одна из сект в иудействе, получившая начало в первой четверти II в. до Р. X. Первоначальные сведения о них находятся у Филона, Иосифа Флавия и Плиния Старшего. Во времена первых двух названных историков Е. было около 4000. Рассеянные в Палестине, они жили сначала в городах и деревнях, под именем ассидеев, и, как думают новейшие ученые, составляли ту национальную партию в еврействе, которая боролась с другой, более могущественной партией — эллинистов. Затем, по Филону, почувствовав отвращение к испорченным нравам городов, а по мнению новейших исследователей — потеряв надежду на успех в борьбе за национальные начала еврейской жизни, Е. удалились на северо-запад от Мертвого моря и, составив там обособленные колонии, избегали встречи с остальными соплеменниками даже в храме иерусалимском, образовали из себя строго замкнутый орден, жили безбрачно, но принимали и воспитывали в своих понятиях чужих детей; принимали в свое сообщество и других, после трехлетнего испытания. При приеме вступающий в орден должен был под страшной клятвой дать обет: чтить Бога; быть справедливым ко всем; никому не вредить; быть врагом неправды; сохранять верность властям; достигши власти, не превозноситься; не отличать себя от других особой одеждой и украшениями; обличать ложь и любить истину; ничего не утаивать от сочленов и о них ничего посторонним не сообщать; воздерживаться от незаконной прибыли; догматов ессейского учения никому не передавать; не употреблять клятвы; верно хранить писания (древние книги) Е. и имена ангелов (по Иосту и Грецу — таинственные имена Божии). Далее, по рассказу Филона, Е. не приносили кровавых жертв (по Флавию — они не приносили этих жертв лишь в иерусалимском храме); усердно занимались земледелием, пчеловодством, скотоводством, ремеслами, а также врачеваньем (посредством произнесения заклинательных формул и стихов); не делали оружия и отвергали войну; признавали лишь общую собственность; безусловно отрицали рабство; помогали друг другу всячески; учили, что все они братья между собой. Все потребное для себя они изготовляли сами, избегая сношений с торговцами. Теософию они считали праздной болтовней, но много занимались аллегорическим толкованием Библии и учением о нравственности. Жили они не поодиночке, а общинами, каждая в особом доме; имели общий стол; младшие чтили старших, как дети отцов, окружая их всякой заботливостью. По словам И. Флавия, Моисея Е. ставили непосредственно после Бога (почему особенно строго чтили субботу) и хулу на него наказывали смертью. Жили они, вообще, безбрачно, не потому, что отрицали брак, а потому, что считали безбрачие выше брака. Одна отрасль секты позволяла своим членам вступать в брак; но как скоро жена беременела, муж прекращал с ней общение, желая доказать, что взял ее не для удовольствия, а для произведения детей. Презирая украшения, Е. не мазались маслом, одежду носили одну и ту же до совершенной ее негодности, но на свои трапезы одевали всегда особого покроя белое платье. Их доходами распоряжались на общую потребу избранные ими попечители и священники. Помогали бедным и не принадлежащим к ордену. Вставали до восхода солнца и не говорили ни о чем житейском; приветствовав солнце молитвой (что вовсе не означает, вопреки мнению некоторых, парсизма), они отпускались начальствующими (без ведома которых не позволялось ничего делать, кроме дел милосердия достойному и подачи пищи голодному) на работы, по окончании которых купались в холодной воде (что имело значение религиозного очищения) и садились затем, надев чистую одежду (в особенном доме, в который вход посторонним запрещался), за трапезу, которая имела вид священнодействия. За большие преступления виновные исключались из общества и, оставаясь верными клятве не принимать пищи вне его, умирали голодной смертью; искренно раскаявшиеся принимались обратно. Судьи у Е. (числом не менее 100) были «строги и справедливы». В исполнении узаконений своего ордена Е. были очень строги; славную смерть предпочитали постыдной жизни. Орден разделялся на четыре степени (не считая степени испытуемых), по времени вступления, причем одна степень отделялась от другой так строго, что высшие через соприкосновение с низшими становились нечистыми. Е., особенно глубоко изучившим Св. Писание и приготовленным особыми аскетическими очищениями, приписывали дар предсказывать будущее. Е. учили, что душа состоит из тончайшего эфира и заключена в тело, как в темницу (вследствие своего падения), из которой после смерти человека улетает на небо; для праведной души место вечной жизни — в блаженных полях по ту сторону океана; злые души вечно мучаются в холоде и мраке. Е. верили в предопределение. По мнению Неандера, ессейское учение заимствовано от халдеев, со времени плена вавилонского. По мнению Деллингера, в основе ессеизма лежат больше греческие, пифагорейские идеи, чем собственно иудейские. Эвальд, Грец и Иост считают Е. учением чисто иудейского происхождения, различно объясняя его отношение к фарисейству и саддукейству. Находят также генетическое отношение Е. с египетскими терапевтами, расходясь (Гфререр и Газе) в вопросе о том, которое из этих учений предшествовало другому. Столь же различны мнения по вопросу об отношении Е. к христианству. Из древних Евсевий Кесарийский и блаженный Иероним думали, что отрасль ессеев — египетские терапевты — была не что иное, как первые александрийские христиане, обращенные апостолом Марком, а хранимые ими «писания древних мужей» — евангелия и послания апостолов. Это мнение Евсевия отвергнуто на основании хронологических соображений, не допускающих одновременности терапевтов и евангелиста Марка. Из современных ученых Грец, отрицая подлинность сочинения Филона о терапевтах, приписывает его христианину какой-либо энкратито-гностической или монтанистической секты, терапевтов же признает христианами, но не первыми слушателями св. Марка, а аскетами еретического направления. Ученые сходятся в том, что ессеизм до некоторой степени подготовил почву для восприятия христианства и что между первыми массами последователей И. Христа было много ессеев; но из них-то именно образовались те иудействовавшие гностические секты, против которых предостерегали апостолы. См. прот. П. А. Лебедева, «Ессеи и терапевты» («Дух Христианина», 1862); Lucius, «Der Essenismus und das Judenthum» (1889); Лурье, «Ессеи» («Историческое Обозрение», книга IV, 1892).