ЭСБЕ/Интеграция

Материал из Викитеки — свободной библиотеки
Перейти к навигации Перейти к поиску

Интеграция
Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона
Brockhaus Lexikon.jpg Словник: Имидоэфиры — Историческая школа. Источник: т. XIII (1894): Имидоэфиры — Историческая школа, с. 253—254 ( скан · индекс )
 Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедия


Интеграция — явление в языке, заключающееся в том, что составные морфологические части известного слова (корень, суффикс, префикс) уже не обособляются в нашем сознании, как отдельные части слова, и все слово (или его часть), хотя бы и разложимое путем научного анализа на свои составные части, чувствуется одним цельным словом. Ближайшая причина, этого явления, как и всех морфологических процессов — чисто психического характера. Отдельные части слов обособляются в нашем сознании только благодаря ассоциациям, по сходству между представлениями схожих частей слов. Представления слов: ход, ход-ить, в-ход-ить, вы-ход, в-ход и т. д. ассоциируются между собой по сходству повторяющейся в них одной общей части ход- (корень, см.). Представления слов ход-ить, воз-ить, плат-ить и т. д. или руч-ка, нож-ка, голов-ка и т. д. ассоциируются между собой по сходству одной общей части -ить или -ка (окончание, суффикс), встречающейся в каждом из них и придающей им один общий оттенок значения (неопределенного наклонения, уменьшительный). Представления слов в-ход, в-нос, в-воз и т. д., в-ходить, в-носить, в-возить и т. д. ассоциируются между собой по сходству общей им всем части в-, придающей один и тот же постоянный оттенок значения. Благодаря этим ассоциациям мы обособляем в нашем сознании корни, префиксы, суффиксы и отличаем их друг от друга. Таким образом, обособление отдельных частей слова зависит: 1) от присутствия простых слов (и корней) рядом со сложными, 2) от присутствия известного общего корня с основным значением, как ход- в целом ряде сложных слов, осложненных известными побочными оттенками значений: при-ход, в-ход, до-ход, у-ход — при-ходить, в-ходить, до-ходить и т. д., 3) от присутствия известных суффиксов или префиксов с постоянным значением в целом ряде слов: ход-ить, воз-ить, плат-итьв-ходить, в-носить, в-водить и т. д. При отсутствии одного или нескольких из этих условий отдельные части слов обособляются с трудом или совсем не обособляются. Так, мы не чувствуем корня у в словах об-у-ть, раз-у-ть, потому что нет простого глагола у-ть. Скорее корнем чувствуются сложные (с префиксами) комплексы обу— и разу-, так что образуется глагол переобуть, а не переуть. Неологизм Пушкина "безуханный" не привился, потому что нарушил эти условия: простого слова ухать или уханный нет, а есть только сложное благоуханный. Если основное значение простого слова отошло от основного значения сложного, обособление также затруднено: в слове находить, имеющем уже переносное и отвлеченное значение, мы не чувствуем ясно префикса и корня, тогда как в словах наехать, наскочить граница между корнем и префиксом чувствуется сразу. Это происходит оттого, что общее значение находить не получается прямо из отдельных значений на+ходить, тогда как общее значение наехать, наскочить получается прямо из суммы значений на+ехать, на+скочить. Там мы чувствуем корнем наход-, а здесь ех-, скоч-. Подобному сращению (в нашем сознании и природном языковом чутье) нескольких частей слова в одно целое и дано название И. (покойным проф. Казанского унив. Н. В. Крушевским; см. его: «Очерк науки о языке», Казань, 1883, стр. 73 и след.). Образчики других подобных слов с И.: понос (в смысле = диарея), исчезать, затевать, подушка, образ и т. д. Никто, например, не чувствует родства слов образ и резать, подушка и ухо, хотя оно между этими словами имеется. Корнями являются здесь уже комплексы образ-, подушк- и т. д.

С. Булич.